19 января осетины справляли «доныскъӕфӕн» (букв. «черпание», «хватание воды»). Подобно другим народам, к этому дню пекли «тыппыронтӕ» (пирожки), фигурки домашних животных, людей, сельскохозяйственных орудий, заготовляли куски жира, сыра, зерна, пшеницы или кукурузы, солод.

Рано утром, захватив с собой все эти яства, представительницы семей отправлялись к водному источнику. При этом каждая из них старалась опередить других, ибо, согласно суеверию, покровители воды награждали благополучием ту, которая первой черпала воду в то утро. Произнеся молитву, они бросали в источник куски хлеба, сыра, жира, головки фигурок из теста, чтобы умилостивить покровительниц водной стихии – «донычызджытӕ» (букв. «дочери воды»), игравших роль русалок. Бросаемые в воду куски хлеба и изображения сельскохозяйственных орудий символизировали благополучие полей, а сыра, жиров, фигурок быков, коз, овец – домашнего скота.

Во время всего процесса хождения за водой и доставки ее, следовало соблюдать полную тишину. Служители христианства умело приспособились к этому празднику: в Дигорском ущелье и в верховьях реки Большая Лиахва священники приходской церкви совершали обряд водосвятия, вслед за чем все нарасхват кидались унести священную воду (оттуда и название праздника). Занеся воду, представительница семьи обращалась к домочадцам с благословением, а затем делила между младшими членами семьи пирожки и «туши» фигурок, головы которых она бросала в воду. Подросткам и детям раздавала также сохранившиеся с Нового года обрядовые и фигурные хлеба. Исключение составляли пирожки «мӕггуылтаг», которые хозяйка прятала с семенами. Освященной водой умывались, на ней замешивали тесто, пили ее натощак.

Этой водой обрызгивали пол и стены жилища; ею наполняли посуду и расходовали в течение года при разных очистительных процедурах посредством систематического разбавления в новой воде. Ею священники отпускали грехи. Этим самым христианство переосмыслило веру в очистительную силу воды, заменив ее верой в святость освященной воды. В посуду с новой водой бросали кусок говяжего жира, чтобы жизнь семьи шла «как по маслу». Живительная сила воды, подательницы всех благ, должна была противостоять темным силам зла. Буквально схожие обряды в крещенские праздники зафиксированы у русских и многих других народов.

В основе праздника «доныскъӕфӕн» лежит христианское крещение, в свою очередь, берущее свое начало с мифического крещения Иисуса Христа в водах реки Иордан. Однако он возник в дохристианскую эпоху, о чем свидетельствуют древние истоки обряда омовения водой. В сознании наших далеких предков жила вера в то, что вода, одна из важнейших для жизни природных стихий, обладала особым свойством очистить людей от всякой скверны, оберегать от воздействия злых духов.

Не составляли исключение и отдаленные предки осетинского народа, у которых сильно были развиты представления о воде, как очистительной силе. Первоначально осетины почитали всю водную стихию, олицетворенную в образах «донычызджытӕ». Обычай умилостивить «донычызджытӕ» как на рассвете Нового года, так и в утро «относится к тому периоду развития культа воды, когда осетинами почиталась, вся водная стихия. Впоследствии в представлениях осетин появился повелитель вод (он же покровитель рыб) – Донбеттыр и народ стал искать его покровительства. Многими чертами осетинские «донычызджытӕ» напоминают госпожу водной стихии мегрелов Шарден, абхазов Дзызлан и адыгскую Исыгуаш.

Подготовлено по книге Л. А. Чибирова «Народный земледельческий календарь осетин»

Наверх