Осетинская свадьба – это в первую очередь красивое действо, опирающееся на многовековые традиции, честь и достоинство народа.

Чтобы лучше вникнуть в суть происходящего на свадьбе, целью которой, конечно же, является создание новой семьи, необходимо знать основы жизненного уклада осетинской семьи.

В старину осетины часто жили общинами, насчитывавшими до нескольких десятков человек. Главу семейной общины называли «хæдзары хицау» (букв, «глава дома»). Обычно это был старший мужчина в семье: дед, отец, старший брат, а в некоторых случаях старшая женщина (æфсин). Однако порой семью мог возглавить после смерти отца и младший сын, вопреки традиции, если он выделялся личными качествами: умом, трудолюбием, умением регулировать отношения между членами семьи. А бывало и так, что преемника выбирал отец семейства перед смертью. Хотя, конечно, зачастую глава назначался по старшинству. От его личных качеств и авторитета во многом зависело материальное благополучие, сплоченность домочадцев и весь внутрисемейный уклад, обеспечивавший семейству достойное существование.

Глава семьи (хæдзары хицау) являлся не только умелым руководителем и организатором, но и лучшим работником в доме, выполнявшим наиболее важные и сложные дела. Он руководил сельскохозяйственными работами, заботился об увеличении поголовья скота, при необходимости закупал продукты питания, а также представлял семью в обществе. В первую очередь главе полагалось участвовать в похоронных и свадебных процессах, посе- ш.ать святилища (дзуæрттæ) и общесельские праздники. < )стальные хозяйственные функции в осетинской семейной общине были строго распределены между мужчинами. При этом доходы каждого члена семьи поступали и общую казну, которой распоряжался глава семьи.

Женская половина рода подчинялась хозяйке (æфсин), супруге главы семьи, пользовавшейся большим уважением среди домочадцев. Нередко æфсин после смерти мужа становилась главой семьи и управляла ею с помощью одного из сыновей. Во многих случаях община после смерти своего главы сохранялась до тех пор, пока была жива æфсин. Благодаря непререкаемому авторитету мать семейства сплачивала домочадцев, не допускала ссор между невестками и другими членами общины, требовала от младших женщин равного отношения ко всем детям в семье, чтила и хранила традиции, подавая пример остальным, и т. д.

После смерти матери семейства главной женщиной и доме становилась старшая невестка (хистæр файнуст), независимо от того, являлся ее муж главой семьи или пет. Обычно старшая невестка, заменяя æфсин в случае ее болезни или временного отсутствия, уже имела определенный опыт в деле руководства семейством. Вступая в свои права, новая хозяйка становилась советчицей главы семьи, она распределяла хозяйственные функции среди женщин, имевших многочисленные, но строго разграниченные обязанности.

Особенно тяжелым в семейной общине было положение самой молодой из невесток (кæстæр чындз). Она вставала раньше всех и ложилась спать позже остальных членов семьи. На ее плечи ложились многие обязанности, она исполняла массу дел в доме. Еще до рассвета молодая невестка должна была подмести двор и улитту не только перед своим, но и перед соседними домами. Она не имела права сидеть в присутствии старших, в первое время своего пребывания в новой семье ей не было позволено обращаться к свекрови и говорить с ней, а заговаривать со старшими мужчинами ей было категорически запрещено.

С начала XX в. преобладающей формой семьи у осетин стала малая семья, состоявшая в среднем не более чем из 5—7 человек. В современном осетинском обществе практикуется совместное проживание родителей с одним из сыновей, обычно с младшим, даже когда последний обзаводится собственной семьей.

До революции в некоторых районах Осетии (в основном среди феодалов и зажиточных горцев) был распространен обычай многоженства, возникший, по-видимому, под влиянием ислама. Таким образом, наряду с моногамным браком у осетин существовало и многоженство. Вторых жен в таких браках называли номылус (букв, «жена по имени»). В таком качестве обычно брали в жены девушек из бедных крестьянских семей. Дети от номылус назывались кæвдæзсард (букв, «рожденный в хлеву») и составляли особую прослойку общества.

Положение этих детей было незавидным. Они росли, исполняя самые тяжелые работы, фактически трудясь на благо своего отца и его первой жены. Девушка из числа кавдасардов обыкновенно выходила замуж за равного ей по происхождению молодого человека либо же сама становилась номылус какого-нибудь старика из зажиточного семейства. Мальчик-кавдасард оставался в доме «•моего отца, где работал, мужал, и если по достижении совершеннолетия находил для себя лучшим отделиться и жить самостоятельно, ему это всегда позволялось. Часть наследства, которую по обычаю кавдасард получал при отделении, была так незначительна, что зачастую ему предпочтительнее было оставаться в доме отца до конца жизни. Фактически дети-кавдасарды не имели прав на наследство.

Взять вторую жену осетин мог только с разрешения первой (законной) жены в том случае, если она не могла 11 меть детей или если возникала необходимость в допол- пительных рабочих руках. Номылус, как правило, находилась в доме в приниженном положении, на нее возлагали всю тяжесть домашних и полевых работ. В случае разногласий между женами первая имела право отделиться от мужа со своими детьми.

Некогда существовал также обычай левирата, когда неженатый мужчина брал в жены вдову своего брата (чаще всего, чтобы не платить калым). В ряде мест левират совершался так: мужчина оставлял свою черкеску на видном месте, и если вдова брата брала ее и относила и его комнату, это означало, что она согласна стать его женой. Этот обычай не был широко распространен в Осетии, а во многих районах им полностью пренебрегали.

В некоторых районах Осетии имело место прима- чество – мидæгмой (букв, «внутренний муж»): зять жил с родителями жены в случае отсутствия у последних сыновей-кормильцев. Этот обычай также не был широко распространен и часто вызывал осуждение. Примак (мидæгмой) не имел авторитета в обществе и не обладал рядом выгод и прав, как другие. Жить в доме с тестем было большим позором для мужчины. Детей такого человека обычно считали представителями рода жены.

Переходя непосредственно к свадебным обычаям и обрядам, необходимо отметить, что важным условием заключения и сохранения брачного союза у осетин является соблюдение древних запретов и ограничений на вступление в брак, характеризующих менталитет нации.

По сей день существует запрет на браки между родственниками. Именно поэтому у осетин, прежде чем засылать сватов, сначала уточняют родственные связи родителей будущей невесты. Если выясняется, что между фамилиями, желающими породниться, существует даже отдаленное родство, то ни о какой свадьбе не бывает и речи. Родственниками у осетин считаются все без исключения однофамильцы, а также æрвадæлтæ – широкий круг родственников, являющихся членами различных фамилий, но ведущих свое начало от одного общего предка. Также считаются недопустимыми браки с родственниками по материнской линии.

Все эти запреты издревле позволяли осетинам избегать негативных последствий кровосмешения.

До революции брак в Осетии часто не учитывал взаимной склонности будущих супругов. Замужество девушки, а во многих случаях и выбор невесты юношей зависели только от воли родителей, главным образом от желания отца. Также существовал обычай, когда при заключении брака строго соблюдалось правило старшинства: младшая сестра могла выйти замуж раньше старшей лишь с согласия последней; это же правило действовало между братьями. Нередко бывали случаи, когда в результате соблюдения такого обычая девушка засиживалась в девицах, а то и вовсе не выходила замуж, а мужчина по той же причине не получал возможности жениться в молодые годы.

Кроме того, часто мужчина из несостоятельной семьи не имел возможности жениться до 40, а то и до 50 лет. Главной причиной этого был большой выкуп за невесту (правд), в некоторых случаях достигавший просто колоссальных размеров. Рамки выкупа расширялись в связи с богатством того рода, к которому принадлежала невеста. При этом установленный для каждой фамилии размер нажупа оставался неизменным. Чтобы внести калым за невесту, многие юноши были вынуждены работать по найму годами или выезжать за пределы родного села.

Пывали случаи, когда из-за слишком обременительного выкупа за невесту молодые парни становились абреками. Часто на помощь жениху по уплате калыма приходили его родственники. Именно традиция выкупать невесту породила другой распространенный обычай — похищение невесты (скъаэфт), который, в свою очередь, нередко являлся причиной кровной вражды между двумя фамилиями.

Сегодня у осетин существуют только две формы брака: по сговору со сватовством (кургее чындзæхсæв) и брак посредством похищения невесты (скъзæфт). Последний сохранился и успешно практикуется в наши дни. Похищют девушку чаще всего с ее согласия, и жених приводит го не к себе домой, а к родственникам или близким знакомым. Там молодые остаются до тех пор, пока две фамилии не примирятся. Для этого в дом невесты по просьбе родственников жениха отправляются несколько авторитетных мужчин. Старший из них от имени семьи похитителя приносит извинения родственникам похищенной. Как правило, семья невесты не сразу идет на примирение. Если парламентерам не удается достичь желаемого примирения, то спустя какое-то время они вновь наносят визит семье девушки, при этом предварительно заручившись поддержкой уважаемого и влиятельного родственника невесты.

Руслан Туаев «Обычаи Осетин»

Наверх