Стоит ли ожидать улучшения отношений между Грузией и Россией?

Вопрос улучшения взаимоотношений между этими странами встал после так называемой «Пятидневной войны», когда в ответ на вооружённое вторжение грузинской армии на Южную Осетию, Россия была вынуждена для защиты своих граждан и миротворцев ввести свои воинские подразделения и принудить Грузию к миру.

Признав независимость Южной Осетии и Абхазии, Россия тем самым взяла на себя обязательства по защите этих республик и стала гарантом безопасности и стабильности в регионе. В ответ Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией и обвинила его в оккупации «своих территорий». Хотя в процессе исторических событий, которые происходили в ходе развала СССР, Южная Осетия и Абхазия, следуя нормам международного права, обрели свою независимость и на протяжении долгого времени вели борьбу с грузинским фашизмом. В связи с этим Грузия не имеет никаких правовых оснований претендовать на территории Южной Осетии и Абхазии.

Относительной стабильности последних лет российско-грузинские отношения достигли после смены радикального режима экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, с приходом к власти «Грузинской мечты» во главе с Бидзиной Иванишвили. Однако, говорить о перспективе полноценных отношений в обозримом будущем не приходится. Тем более, что Грузия для достижения своих имперских амбиций по возвращению «своих земель» ведёт политику сближения с НАТО, США и Европейским Союзом. Рассчитывая на их помощь, руководство Грузии пытается выдавить Россию из региона, ослабив позиции его союзников – Южной Осетии и Абхазии.

На фоне всего этого трудно и фактически невозможно даже в отдалённой перспективе рассчитывать на некий прорыв в российско-грузинских отношениях.

Несмотря на то, что Запад проводит политику вовлечения Грузии в НАТО и ЕС очевидно, что она не готова и не собирается идти на острую конфронтацию с Россией ради того, чтобы решать проблемы стоящими перед грузинскими властями. Да и сотрудничество в экономической сфере с Западом для Грузии обернулось фактически провалом.

В тоже время мы наблюдаем, что в отличие от политического сближения идёт сближение в экономической сфере российско-грузинских отношений. Так, что альтернативы российскому рынку сбыта своей продукции и российскому рынку труда Грузия не имеет, да и практически весь туристический бизнес рассчитан на граждан России.

Можно предположить, что налаживание тесных экономических связей может в дальнейшем стать толчком на некоторое политическое сближение.

Выборы президента Грузии являются показателем того, что внешнеполитический курс Грузии по отношению к России остаётся неизменным. Победу во втором туре одержала ставленник «Грузинской мечты» Саломе Зурабишвили, которая считается умеренным политиком в отличие от своего более радикально настроенного соперника Григола Вашадзе от «Объединённой оппозиции» за которой стоит фигура Саакашвили. В случае победы Вашадзе можно было предположить об откате во взаимоотношениях с Россией до уровня августа 2008 года. Зурабишвили одна из немногих политиков Грузии, которая обвинила бывшего президента Михаила Саакашвили в развязывании войны в Южной Осетии и ухудшении отношений с Россией. Однако, какие бы внутренние политические процессы не происходили в Грузии ясно одно, что полное урегулирование российско-грузинских отношений невозможно потому, что вся политическая элита Грузии ориентирована на Запад, который сегодня ведёт санкционную войну против России.

Поэтому без улучшения отношений между Западом и Россией, отказом от проводимой политики продвижения НАТО к российским границам говорить о перспективе полноценного восстановления российско-грузинских отношений преждевременно.

Роланд Келехсаев, эксперт МИА «Южная Осетия»

 

Наверх