XX век вошёл в историю как эпоха геноцидов. В истории человечества ранее не было такой ситуации, чтобы в течение одного столетия столько народов подверглись физическому уничтожению или опасности такового рода. Получилось так, что первым осуществлённым геноцидом стал геноцид армян 1915 г. Османской империей.

В 1920 г. геноцид южных осетин, осуществило правительство Грузии, приняв решение о ликвидации Южной Осетии как этно-территориальной родины осетинского народа.

Народ единой Осетии определился со своим выбором в 1774 году, и присоединение к Российской империи было главным и судьбоносным в истории всего осетинского народа.

Южные осетины, став, подданными Российской империи, продолжали упорную, бескомпромиссную борьбу за национальное и социальное освобождение. В начале ХХ века эта борьба приобрела более масштабный и острый характер. Южные осетины всё чаще задумывались о своей политической истории, её перспективах и взаимоотношениях с грузинами и Грузией. Революция 1905-1907 гг., Первая мировая война, две революции 1917 г. и Гражданская война в России активно способствовали политическому пробуждению народа Южной Осетии.

Национальное самоопределение – это ключевой принцип национальной политики, наиболее полное выражение демократизма в межнациональных отношениях. Образование национальных государств является объективной исторической и общемировой тенденцией, её можно сдержать, но отменить, остановить нельзя. Национальное самоопределение – это национальная свобода, то есть свободное выражение нацией своей воли и свободная её реализация.

Политическое бесправие и национальная дискриминация осетин Южной Осетии толкали их на борьбу за свободу, на уничтожение существующих социально-экономических и общественно-политических порядков.

Дискриминация, которой подвергались осетины со стороны грузинских тавадов в начале XX в., приобрела ярко выраженный курс на выдавливание осетин – некогда одной из доминирующих нации на Кавказе – с их собственной территории. Всё это приводило к постоянным социальным и межнациональным конфликтам.

Осетия неоднократно служила ареной кровавых битв. Но побоище, устроенное грузинами в 1920 году, превзошло все предыдущие.

Восстание южных осетин квалифицировалось как нападение на республику грабительских, анархических, воспитанных на средневековой психологии грабежа и насилия элементов. Восстание, по мнению газеты «Борьба», не имеет ни национальных, ни социальных лозунгов – это просто стремление отсталого горного населения пограбить Грузию. Отсюда призыв принять решительные меры, чтобы пограничная область республики не служила источником анархических вспышек.

Характеризуя выступления в Южной Осетии (1918-1920 гг.), подчеркивается, что осетины грабители, что на протяжении всей истории Грузии истинно, как и вообще все остальные горные народы жили наполовину теми набегами, которые они совершали на ближайшие долины более плодородной, более развитой страны. Охарактеризовав восстание как поход средневековой темноты и отсталости против современной демократии, меньшевистский орган призывает правительство сделать соответствующие выводы: «осетины должны быть уничтожены». Этого требует благоденствие грузинского народа. Твердая воля всего грузинского народа и непреклонное решение его правительства – железной метлой очистить, и вымести гнезда измены и раскаленным железом удалить с нашего национального тела гнойники и нарывы, которые угрожают организму отравлением и гибелью.

В архивных материалах и в статистических сборниках хранятся сведения о населении Горийского и Душетского уезда Тифлисской губернии, куда входила Южная Осетия за 1917 год.

Численность осетин за 1917 год определялась в 79 884 человек, а численность грузин в 158 670 человек.

Такой низкий темп роста населения является закономерным в связи с революциями, Первой мировой войной и, по-прежнему, с суровыми условиями жизни осетин. Революция и Гражданская война забрала многих лучших сынов Осетии. Некоторые погибали на полях битвы за освобождение осетинского народа, других забирали на передовую Первой мировой войны, а были и такие, которые погибли в боях с меньшевиками и др. контрреволюционерами в Юго-Осетии и под Бургустаном, и на Кубани в 1918-1920 г.г.

Имеются полные списки коммунистов Юго-Осетинской организации погибших там. Всего 141 человек. Эти списки также имеют огромное значение: воинственность осетин всегда была отличительной чертой всей нации. Это видно из того, что сформировавшаяся во Владикавказе Юго-Осетинская бригада приняла на свою грудь удары восстания контрреволюции на Кубани осенью 1920 г. В боях под Бургустаном героическая бригада потеряла почти половину всего состава, но не вышла из строя.

Между тем имеется интересный документ о переселенческом деле в Грузии, которое было организовано во второй половине 1918 г., для каковой цели министерство земледелия располагало кредитом в 5 млн. руб., ассигнованных Учредительным Собранием; из этих денег переселенцам выдавалась беспроцентная сумма. В 1917 г. министерство начало устраивать переселенцев около Лагодех, но постепенно расширяя район, распространило переселение на Ахалкалакский и Борчалинский уезды и Караязский участок Тифлисского уезда. Помимо этого, министерство приступило к выяснению размера площади земельного фонда для переселения в Борчалинском, Ахалкалакском, Сигнахском, Телавском и Горийском уездах.

Весьма удивительным кажется, что в период революции и Гражданской войны, министерство земледелия Грузии организовало переселение. По какой причине потребовалось в срочном порядке, затратив 5 млн. рублей, расселять переселенцев. Интересными кажутся и районы, куда собирались разместить до 2300 домов. Тем не менее, министерство земледелия основало в Лагодехском районе семь деревень с 1239 домов; в Караязском районе три деревни в 211 домов; в Тифлисском уезде четыре деревни с 206 домов; в Горийском уезде одна деревня с 24 домов; в Телавском уезде 3 деревни с 92 домов; в Тионетском – одна с 80 домами; в Борчалинском уезде одна – с 24 домами; в Ахалкалакском уезде две деревни с 285 домами. Всего 23 деревни с 2072 домами.

Интересен состав переселенцев, в числе которых: это 534 имеретинца и рачинца, 263 алагирских беженца, 502 кизикинца, 120 осетин, 32 джавахетца, 245 карталинцев, 120 грузин-горцев, 96 пшавов, 72 хевсура, 80 кахетинцев, 12 немцев». Итого 2076 человек. Неизвестно, по какой причине их переселяли, но израсходовано министерством было 5273275 рублей. Дальше еще интереснее, в недалеком будущем министерство проектировало переселить в Ахалкалакский уезд 400 домов с ассигнованием на каждый дом 65500 руб. В Караязский район будут переселены 200 домов с ассигнованием 4400 руб., на каждый дом. Всего потребуется для этой цели 36 миллионов 300 тыс. руб. об отпуске таковой суммы и ходатайствовало министерство.

Из всего этого следует, что правительство Грузии целенаправленно осуществляло переселение людей. По-видимому, 36 млн. рублей планировалось взять из госбюджета республики. Система предельно ясна: растворить и ассимилировать осетин-переселенцев в картвельской среде, как это делалось и раньше для укрепления своих границ.

Между тем, после объявления Советской власти в Южной Осетии, 8 июня правительство Грузии решило нанести окончательный удар по Осетии. Под напором врага, превосходящего не только количественно, но и  технически лучше оснащенного, революционные повстанческие отряды вынуждены были отступать.

В этих целях меньшевистское правительство мобилизовало крупные силы всех родов войск (пехота, кавалерия, артиллерия, аэропланы) и под командованием Валико Джугели двинуло их на Южную Осетию.

К моменту генерального боя, вооруженные части Южной Осетии едва ли превышали 800 человек. 12 июня с 4часов утра завязался упорный бой на подступах Цхинвала и продолжался до 02.00 часов дня на почти 10 верстах фронта. Враг ввёл в бой все виды оружия одновременно. С дальней дистанции враг артиллерийским огнём поджигали близлежащие сёла. В конце концов, ему удалось прорвать центр, и повстанцы начали отступать.

Начался неслыханный «вандализм» (вандалы – древние германские племена, известные своими нападениями на Рим с огромными разрушениями, которые при этом причинялись – буквальное значение – умышленное разрушения или повреждение культурно – исторических памятников и других материальных и культурных ценностей) осетинское мирное население Цхинвала было истреблено, враг сметал огнем села. Вырезали без исключения стариков, женщин, детей. «Железная метла» начальника народной гвардии В. Джугели стала действовать. Разоряя Осетию, он дошел до садизма: он упивался ее страданиями, наслаждался видом пылающих сел. Истории угодно было сохранить дневник Джугели – этот документ, характеризующий всю глубину грузинского национализма. 12 июня в Цхинвале он записал: «Теперь ночь. И всюду видны огни!.. Это горят дома повстанцев. Но я уже привык и смотрю на это почти спокойно». Я уже скрепил сердце. Я со спокойной душой и с чистой совестью смотрю на пепелище и клубы дыма».

В восторг Джугели привело то, о чем писал с нескрываемой болью и горечью один из лидеров грузинских большевиков Ф. Махарадзе: «В результате почти трехнедельного истребления, убийств, разрушения и пожаров, вся Осетия опустела… Грузинские меньшевики поставили себе целью совершенное уничтожение Южной Осетии, и цель эту они почти достигли. Осетия была разрушена и сравнена с землей. Маленькая Осетия непосредственно столкнулась с великодержавными стремлениями грузинских националистов. Осетины должны были вступить в грузинскую государственность, отказаться от употребления своего языка в школе и в делопроизводстве.

В тот же день, 14 июня 1920 г. В. Джугели написал в своем дневнике: «Горят огни. Дома горят! С огнем и мечом… А они горят и горят! Осетины бегут и бегут! Бегут в горы, на снеговые горы. И там им будет холодно. Очень холодно!» 15 июня: «Джава – южноосетинская столица. Это очень богатая и живописная деревня. Она – сердце Южной Осетии. Виновница всех интриг, всех восстаний. И это сердце надо вырвать. Цель была достигнута».

Наиболее ярким моментом, характеризующим эту дикую оргию, является расстрел меньшевиками 13 коммунаров – осетин, захваченных ими в Цхинвале.

В виду этих зверств, население поголовно снялось с родных мест и бежало через Джавское ущелье. Это обстоятельство совершенно разрушило все планы обороны. Дезорганизованные бойцы бросались спасать свои семейства и оголяли фронт, так что бойцов осталось в распоряжении командования очень мало. Пришлось переменить тактику на защиту отступающего населения. К 22 июня население успело перейти перевал и уже 23 июня враг взял Рук – эту последнюю твердыню революционной Южной Осетии. Хотя в сводке событий за день в газете «Грузия» сообщалось: «21 июня грузинские войска заняли Рукский и Дзедский перевалы, очистив, таким образом, всю территорию республики от осетин».

Между тем, 20 июня вечером в Алагир прибыла первая группа беженцев южан-осетин в количестве 1500 человек. Беженцы временно, до особого распоряжения Окружного ревкома, были размещены в Алагире. Среди беженцев в особенности, а также среди местного населения Алагирского района, замечается массовое заболевание. В горах создается паника. Беженцы прибывают ежечасно партиями.

Подводя итоги своим успехам, Джугели 25 июня писал: «Деревня Роки совершенно пуста. И все деревни кругом опустели! Большинство населения бежало за перевал, оставшиеся укрылись в лесах и горах».

Из секретного донесения генерала Кониева записанного 30 июня 1920 года в 17 часов. «Сейчас часть осетин селятся на север, и вот теперь-то является настоятельная необходимость в присылке того административного аппарата, о котором я вас просил в своем первом докладе. Скорое прибытие названного аппарата нужно для того, чтобы назначенные власти хорошо ознакомились с осетинами, остающимися в наших пределах, а также помочь вновь прибывающим в этот район грузинам». В спешном порядке он требовал лишь одного, – подавить восстание в Корнисском районе, для чего требовал дополнительные войска. Также весьма ясны и планы всего задуманного для «вновь прибывающим в этот район грузинам», т. е. переселения грузин в данный район Южной Осетии.

Самым интересным в этой страшной и жестокой истории сообщение появляется 6 июля 1920 г. в газете «Грузия», когда «Осетины Горийского уезда Хашурского района и Оконского общества сделали на имя председателя правительства Грузии следующее заявление: «Мы, жители вышеупомянутых районов, заявляем, что никакого отношения не имели и не имеем к восстанию горных осетин, наоборот, решительно их осуждаем, считая это восстание гибельным для осетинского народа. Мы, осетины, настолько ассимилировались с массой грузинского народа, что между нами и грузинами почти нет отличия. Сообщая об этом правительству, мы надеемся, что нам дадут возможность продолжать мирную работу на ниве, а мы, со своей стороны, клянемся честью и совестью, что все требования правительства будут нами честно выполняться». Это заявление было сделано весьма кстати, после ужасов разрушений и истреблений мирных жителей, как некогда, огрузиневшиеся лже-осетины оказали неоценимую помощь карателям! Можно сделать вывод, и с сожалением констатировать, что полная ассимиляция осетин грузинам с легкостью удавалась. Их стремление любой ценой уничтожить и стереть память древнего народа скифов, сарматов, алан, предками которых являются осетины, к сожалению, с успехом реализовывалась.

Этот процесс весьма сложный для любой нации, но осетины   с легкостью теряют свою национальную идентичность в плане того, что «кровь» осетин намного слабее грузин и др. И потому, живя в сплошной грузинской среде, а также в смешанных браках, как правило эти люди считают себя грузинами. И как раз таки всегда такие смешанные элементы чаще всего бывают жестокими по отношению к осетинам. Но те, которые бывают и считают себя настоящими, достойными своих предков-осетин и являются защитниками и патриотами своей родины. Но, тем не менее, эти демографические процессы длились веками, и именно поэтому численность осетин неуклонно уменьшалась.

В начале августа 1920 года в Южную Осетию прибыл министр внутренних дел Грузии Н. В. Рамишвили (который так же был  военным министром, и министром народного образования в правительстве  Н. Жордания), для ознакомлением с положением на месте. Возвратившись из этой поездки, министр вынужден был констатировать, что во время экспедиции действительно имели место некоторые инциденты. Повстанцы Джавского ущелья покинули Грузию и перебрались в Северную Осетию. Остатки их в спешном порядке продолжают эвакуацию. Освобожденные участки занимаются переселенцами из Рачинского, Душетского и даже Озургетского уездов. Это еще одно доказательство планам грузинских шовинистов.

Весь июль, август и сентябрь, грузинские войска совершали по Южной Осетии рейды и продолжали претворять в жизнь, охватившую грузинское общество идею геноцида осетин.

Приближалась зима. Холод и голод начали стеснять повстанцев, которые еще сопротивлялись. Старики, женщины и дети стали эвакуироваться на Север. Дорога была очень долгой и суровой. Шли в основном пешком, взяв с собой самое нужное. Ночевали в лесах, ели то, что можно было добыть. Оставленные на своих землях неубранные поля и хлеба грузины сжигали. Многие умирали от голода. Еще живы люди, помнящие эти события из рассказов своих родителей. Случай, рассказанный Габараевой Санифой Константиновной поражает всякое воображение. Мать ее Кабисова Анна Баировна, родила по дороге через перевал девочку. В отчаянии, она хотела оставить ее и сбросить в пропасть, но все-таки разум восторжествовал, и люди, шедшие вместе с ними, не дали дитя умереть. Таких отчаянных случаев было множество. «Дорога жизни», так, не иначе, ее называли. От Цхинвала до Владикавказа 200 км. по ровной дороге. Беженцы же шли главным образом по неровной местности: по горам, полям, лугам. И времени уходило довольно-таки много, неделю, две, бывало и гораздо больше. Главным ужасом в дороге были холод и голод, из-за чего развивалось множество болезней: тиф, холера. Зачастую, прибывшие беженцы были поголовно больны. Время было ужасное. Уходили беженцы целыми семьями, селениями, фамилиями. Единственным местом спасения был Север, но и тут приходилось сталкиваться с множественными проблемами.

Тех, которые прибыли еще летом, размещали прямо на улице. Но беженцы, прибывшие зимой, не могли находиться под открытым небом, и людей надо было заселять в населенные пункты. Есть списки беженцев, расселенных в 1920 году на территории Северной Осетии. Написаны они на двух листах с повторениями.

Мужчин 2150 чел., женщин 2166 чел., очень много детей – 3765 чел. Нетрудоспособного возраста – это, видимо, старики, их очень мало, лишь 223 человек, почему? Общее количество составляет 8081 человек. Удивительным кажется то, что в Карджине детей не было.

Во второй таблице есть новые сведения, есть и повторы. Здесь видно, что Ново-Христиановское употребляется также дважды. По всей видимости, надо считать вторую таблицу наиболее полной и достоверной. С общей численностью 14 421 человек беженцев.

Эти данные, скорее всего лета 1920 года. Беженцы эвакуировались  на протяжении июня, июля, августа, сентября, и до середины зимы.

По поводу всех этих болезней, которыми болели или заболевали беженцы, – холера и тиф, кажется интересным, где они могли ими заболеть. Ведь холера – это острая инфекционная болезнь, которая характеризуется поражением желудочно-кишечного тракта, нарушением водно-солевого обмена и обезвоживанием организма, относится к характерным инфекциям. Возбудитель – холерный вибрион, хорошо переносит низкие температуры, могут перезимовать в замерзших водоемах. Источником возбудителя этой инфекции является человек – больной или носитель вибрионов. Холера передается только фекально-оральным путем, чаще при употреблении загрязненной воды для питья, мытья посуды, овощей и т. п. Широкому распространению холеры способствуют растущие контакты между жителями различных местностей, стран и регионов. Быть может, именно последнее сыграло свою роль, хотя беженцы прибывали уже больными. Маловероятным кажется и то, что вода была загрязненной, ведь высоко в горах есть огромное количество чистейших родников.

Трех крайне тяжелых месяцев было достаточно, чтобы дать общественную оценку югоосетинской трагедии. Газета  «Советский Кавказ» писала о трагедии в Южной Осетии: «Когда 8 июня 1920 года в Южной Осетии была объявлена Советская власть, грузинское правительство ответило беспощадной войной, придав ей характер национальной резни осетин. Начальник экспедиции полковник Чхеидзе прошел с огнем и мечом все ущелья Южной Осетии. Войсками грузинского  правительства разгромлены ущелья: Джавское, Рокское, Кешельтское, Корнисское. Сожжено дотла 47 сел. Весь скот и все имущество или сожжено, или конфисковано. Оставшееся в селах население, даже не принимавшее участие в восстании, было поголовно вырезано, вплоть до престарелых стариков и грудных детей. Весь хлеб был отобран, а новый урожай вытоптан. Имели место многочисленные случаи изнасилованных женщин и растерзанных после этого. Все остальное население встало со своим несчастным скарбом и перевалило через перевал в количестве 50000 человек в Северную Осетию.

Таким образом, грузинское правительство самоопределило грузинский народ и привело в исполнение свою заветную мечту об уничтожении осетин. Результатом этого является то, что Осетия была варварски разгромлена. 4775 человек убитых, расстрелянных и погибших при отступлении, не поддающееся учету количество изнасилованных женщин, издевательств над стариками, свыше 80% погубленного скота, уничтоженных посевов, разрушенных целых сел, сплошной грабеж осетинского населения – таковы результаты разрешения меньшевиками национального вопроса.

В «Известиях ЮОНИИ» пишется о том, что: «Убито мужчин и женщин и детей 4812 душ, сожжено и приведено в негодность 30 общественных и 1268 хозяйственных построек, в которых меньшевики расхитили домашние вещи, утварь и инвентарь. Прирезано и угнано было крупного рогатого скота более 32 тыс. голов и около 80 тыс. мелкого рогатого скота. Был уничтожен урожай 1920 года с 23656 десятин. По приблизительным подсчетам причинено было убытков на сумму 3 317 506 золотых рублей.

Из этих приведенных данных следует, что Юго-Осетия в результате зверств грузин потеряла экономическую основу хозяйства, все основные условия для дальнейшего своего существования, территорию, жилища, животных, люди подверглись невероятным лишениям и страданиям.

Социально-демографические последствия геноцида осетин 1920 года можно увидеть в сравнении численности осетин до геноцида и после него. Последние данные, которыми мы располагаем, это 1917 год, когда осетин было 79884 человека. После установления Советской власти в Южной Осетии, в 1922 году была проведена Всесоюзная перепись 1923 года. Здесь как раз таки можно проследить тенденцию к падению роста численности осетин в Южной Осетии, а также в районах Грузии.

По  Итогам переписи в Юго-Осетинской Автономной Области в 1923 года всего проживало 87 345 человек. Из них осетин 53 398, грузин 33 947 человек.

Итоги переписи в пределах Грузинской ССР (осетины).

По Горийскому уезду – 22 279 осетин

По Душетскому уезду – 7571 осетин

По Телавскому уезду – 4282 осетин

По Сигнахскому уезду – 4637 осетин

По Тифлисскому уезду – 1982 осетин

По Рачинскому уезду – 393 осетин

По Лугхумскому уезду – 9 осетин

Всего по Грузинской ССР – 41153 осетин

В Южной Осетии – 53398 осетин

ВСЕГО – 94551  осетин

Таким образом, в 1923 году, в уже образованной Автономной области Южной Осетии, проживало 53389 человек, а в районах Грузинской ССР – 41153 человека. Если сравнить с данными 1917 года, когда в Южной Осетии проживало 79 884 человека, то разница выглядит весьма впечатляющей, на 264 86 человек население Южной Осетии уменьшилось, или на 67%. Эта общая численность 26 486 осетин, – те, которые остались в Северной Осетии, и те, которые погибли. 67% население Южной Осетии сократилось, что можно с уверенностью сказать настоящий геноцид по национальному признаку.

И после всего этого Южную Осетию присоединили к Грузии…

Это был беспрецедентный момент в истории осетинского народа. После геноцида 1920 года, учиненного грузинскими национал-шовинистами, потеряв 67% населения Южную Осетию в 1922 году присоединили к Грузии.

Кандидат исторических наук, декан исторического и юридического факультетов ЮОГУ Таймураз Тадтаев

Наверх