Всем нам хорошо известна такая форма коллективного труда, как субботники. Но совместный, безвозмездный труд – это отнюдь не изобретение советской власти. В традиционном восприятии, в том числе, и в Осетии, издревле коллективный труд на безвозмездной основе был одной из форм общественной ответственности.

Благодаря существованию трудовой взаимопомощи каждый член общества мог рассчитывать на поддержку родственников и односельчан, готовых по необходимости прийти на помощь.

В хозяйственной деятельности осетин было распространено три вида кооперации труда и организации взаимопомощи, известные как «æххуыс», «зиу», «цæдис». Все эти разновидности имели в своей основе добровольный, бескорыстный и одновременно обязательный характер организации.

«Æххуыс» – под этим названием в полеводстве осетин существовала простейшая форма организации коллективного труда. Различали две разновидности этой формы организации труда. Одна предусматривала безвозмездную помощь неимущим (мæгуыртæн æххуысс), другая – совместный труд, основанный на взаимопомощи (æххуысс).

Первая разновидность представляла безвозмездную трудовую помощь несостоятельным членам общества – вдовам, сиротам, старикам; одним словом, тем, кто по той или иной причине были неспособны справиться с полевыми работами самостоятельно.

Организацию æххуысс брал на себя один из влиятельных старейшин селения. На одном из общесельских сходов – Ныхасе – он поднимал вопрос о необходимости оказания помощи нуждающимся. По взаимному согласованию определялся конкретный срок, комплектовался состав участников, обсуждалась обеспеченность инвентарем. Накануне назначенного дня несколько молодых людей обходили жителей села и извещали о предстоящем выходе на пашни нуждающихся. Отказаться от помощи считалось делом позорным.

Участники взаимопомощи не требовали от владельцев участка даже угощения. Еду они приносили с собой, либо кто-нибудь из односельчан обеспечивал их обедом. В последнем случае этот человек мог не участвовать непосредственно в трудовой деятельности.

Для оказания любой помощи выбирали один из дней недели, когда согласно обычаям возбранялось работать. Такими днями – «барысчьи бон» – были суббота, воскресенье. Работали в течение одного дня, от зари до захода солнца с перерывами для приема пищи.

Если часть полевых работ могла быть выполнена силами отдельных семей или с привлечением небольшого количества помощников со стороны, то такие трудоемкие процессы, как жатва, вывоз урожая, обмолот и т. д. – требовали большого количества рабочих рук. Поэтому в этом случае организовывался совместный трудовой процесс – «зиу», предусматривающий привлечение значительного количества рабочей силы и инвентаря. Зиу, в отличие от простого вид коллективного труда æххуысс, представлял собой взаимопомощь с обязательным предварительным приглашением и вознаграждением в виде угощения ее участникам.

Организация зиу происходила по общей схеме. За несколько дней до определенного срока глава семьи или один из членов семьи мужского пола обходил селение и приглашал людей на зиу. В отличие от простой формы æххуыс, участниками зиу могли быть жители других сел. В этом случае туда посылали специального глашатая. Нам встречалась и более простая форма оповещения. В Гудисском ущелье (РЮО) устроитель зиу выставлял возле своего дома шест с цветным флажком. По этому знаку желающие принять участие в работе приходили к устроителю и узнавали, какой характер работы предстоит и каковы сроки проведения зиу.

В день проведения зиу участники собирались возле дома устроителя и под его предводительством отправлялись к месту работы. Значительную часть участников зиу составляли родственники устроителя и члены патронимии. Родственная основа этого вида коллективного труда является отличительной чертой взаимопомощи. Другую часть составляли односельчане и жители соседних сел. Обязательным условием было и участие молодежи, которая создавала оживленную атмосферу трудового процесса.

Обычно зиу устраивался во всех случаях, когда был необходим коллективный труд: в полеводстве, в строительстве дорог, домов, мостов и т. д. Неспроста название «субботника» в осетинском языке получило наименование этого вида взаимопомощи.

Чаще всего зиу в Осетии устраивался при жатве хлебов. В высокогорье на жатву приглашались как женщины, так и мужчины. При этом устраивались соревнования заранее выделенных групп работников, состоящих из 4-5 человек. Для тех, кто быстрее заканчивал жатву своей части нивы, на конце поля ставилось отдельное угощение.

Вывоз урожая (ласæнтæ) начинался только после уборки и просушки всех хлебов. В высокогорье для этого использовались преимущественно сани, а на крутых склонах плетеные корзины. При перевозке урожая санями их полозья быстро изнашивались. Поэтому земледелец был вынужден для каждых саней готовить до шести пар сменных полозьев. В низменных местах и в предгорье для перевозки хлебов применяли небольшие горские арбы (бæгæлæг уæрдæттæ). На равнине для вывоза урожая использовали большие арбы. При этом, чтобы увеличить объем перевозимого хлеба, на них наращивали борта.

Особенностью зиу как формы коллективного труда было то, что сам устроитель был обязан принять участие в случае организации зиу другими членами общества. Те же, кто обычно не принимал участия в трудовом процессе, не могли рассчитывать на помощь со стороны других.

На организацию зиу во многом откладывало отпечаток социально-экономическое неравенство. Малоимущий земледелец не мог пригласить на зиу большое количество участников, так как не имел возможности выставлять соответствующее количество угощения. В этом отношении зажиточная прослойка могла привлекать значительное количество рабочих рук и осуществлять больший объем работ. Несмотря на это, и богатый, и бедный должны были участвовать личным трудом в зиу.

Еще одной формой взаимопомощи у осетин является организация взаимопомощи при пахоте. Эта разновидность коллективного труда именовалась «цæдис» (букв. союз). Супряги носили и другие названия: æмцæдис, цæдæмбал, галæмбал, цæдисæмбал, а сама вспашка общими усилиями – цæдисæй хуым кæнын ( букв. «пахать союзом»). Организация супряг предполагала совместную обработку земли всех ее участников, с привлечением общего инвентаря и тягловой силы.

Каждая природно-хозяйственная зона имела свои особенности коллективной трудовой деятельности, обусловленные как особенностями почвы, орудий труда, так и уровнем социально-экономического развития общества.

Взаимопомощь у осетин продолжала существовать в форме организации совместного труда до недавнего времени. Интересное свидетельство об этом приводит осетинский этнограф А. Магометов.

Событие, о котором пойдет речь, относится к первым годам Советской власти. В разорение и запустение пришло хозяйство вдовы с малолетними детьми. Дом ее стал разваливаться, усадьба не была огорожена, не было дров, некому было вспахать участок. И вот однажды она смотрит, как во двор к ней въезжает целая вереница подвод, груженных дровами и хворостом. За подводами следует большая группа мужчин. Поняв, в чем дело (сельчане устроили для нее «зиу»), она пришла в ужас: у нее ведь не было ничего, чем бы могла она угостить сельчан, согласно обычаю. Пока она хлопотала во дворе, в ее саклю с другой стороны зашла такая же группа женщин, каждая из которых принесла с собой «хуын»-пироги, отварную курицу, напитки и пр. Сюрприз, устроенный для нее сельскими женщинами, преследовал целью избавить ее от расходов на угощение после окончания работы, задуманной сельчанами, а главное, от переживаний, что она не могла принять работников – «зиууæттæ».

За какие-нибудь несколько часов крестьяне возвели забор из плетня вокруг усадьбы, починили и отремонтировали дом, во дворе привели в порядок все, что требовало применения физической силы. К этому времени к дому еще подошла новая группа мужчин, погонявших впереди несколько пар быков и лошадей в плужной упряжке. Оказывается, они возвращались с поля, где они уже вспахали и засеяли участок вдовы, рассказывает А. Магометов.

Этнографический материал подтверждает мнение о том, что подобные временные объединения людей, тягловой силы и пахотных орудий возникают в период распада семейной общины. Малые семьи, выделившиеся из большой семьи, уже не владели в полной мере необходимым количеством инвентаря, тягловой силы и рабочих рук.

В этнографической литературе обычай взаимопомощи иногда рассматривается как одно из средств эксплуатации зажиточными слоями труда сельской бедноты. Действительно, состоятельные люди, имея инвентарь и рабочий скот, в определенной мере получали преимущество при пахоте, например, в супрягах. Тому, кто имел большую долю в составлении супряги, обрабатывали соответственно и больше земли. Но в то же время с помощью скота и инвентаря состоятельных участников свои наделы могли обработать и те малоимущие участники трудового объединения, которые участвовали в совместной пахоте только личным трудом.

К сожалению, безвозмездная помощь неимущим стала редким явлением. Наше общество стало более черствым и уже не считает себя обязанным беспокоиться о тех своих членах, которые испытывают необходимость в сторонней помощи.

Роберт Кулумбегов

Фото из фондов Национального музея РЮО

Наверх