Среди ученых Южной Осетии больше всего историков. Республиканское историческое сообщество весьма разнообразно: есть чистые историки различных периодов, археологи, этнографы, архивисты, музейные работники. Многие носят высокие звания докторов и кандидатов наук. Такой количественный и, возможно, качественный перевес вызван рядом обстоятельств. Прежде всего, это богатая история южных осетин, их особость, обилие самых разных свидетельств и артефактов, исторических памятников. Исторический факультет педагогического института, а потом и университета всегда был солиден как по числу студентов, так и в отношении преподавателей. А в Юго-Осетинском научно-исследовательском институте самостоятельно функционировали отделы истории, археологии и этнографии.

Среди историков было и есть много неординарных личностей, оригиналов. Но даже среди них особняком стоит фигура кандидата исторических наук Ивана Никифоровича Цховребова. Он выделялся своим жизнелюбием, неуемным, напористым характером. Даже его внешность говорила о большой жизненной силе. Природой ему было много отпущено – это и физическая мощь, и сила ума, и своеобразное отношение к окружающей действительности. Он был незлобив и легко прощал людям их слабости. Многие его легкое отношение к жизни могли принимать за поверхностность. Но Иван Никифорович был далеко не прост, житейски мудр и умел достигать намеченной цели. Он был по натуре неутомимым тружеником: трудно было застать его за праздным ничегонеделанием.

Вспоминается случай, когда научный институт совершал экскурсионную поездку к Рукскому тоннелю. Все облачились в спортивную одежду, только Иван явился в костюме и при галстуке. Причина этому стала понятна, когда народ доехал до места назначения. Пока экскурсанты осматривали объект и любовались природой, Иван успел навестить сына, который работал на стройке тоннеля, принять участие в фотосессии, собрать рабочих и прочитать им лекцию по линии общества «Знание».

Он ходил в поход с клубом «Аполлон». Студентам эта вылазка особо запоминалась, поскольку их старший спутник не только был неутомимым ходоком, но и прекрасным рассказчиком, а его общительный характер, умение найти ко всем подход приводили к тому, что у путников не было недостатка в мясе, сыре, молоке, которыми их одаривали местные жители, попавшие под обаяние Ивана.

До своего 80-летия, которое выпадает на 5 мая, Иван Никифорович не дожил. Последние годы его одолевали хвори, но все как-то не слишком серьезно к этому подходили. Казалось, что эту скалу, этот монолит нельзя расколоть. Но слишком много на него свалилось потрясений в последние годы жизни.

В январе 1991 года, во время грузинского вторжения в Цхинвал, он был одним из первых, кто получил ранение – пуля прошла рядом с сердцем, и врачам стоило больших усилий спасти ему жизнь. К этому добавились житейские невзгоды, а с развалом Союза стали рушиться прежние кумиры. Историю в угоду момента стали переписывать, создалось впечатление, что те историки, которые занимались советским периодом, трудились зря. Многие пережили это как личную трагедию. Одну из книг И.Цховребов посвятил Серго Орджоникидзе, писал он и о других революционерах и партийных функционерах. И вот они вдруг все скопом стали фигурами отрицательными.

В профессиональном росте Иван Никифорович был весьма последователен. После института была учеба в аспирантуре в Петербурге, а затем защита диссертации. Все историки прекрасно знают, что начинать исследовательскую работу надо с первоисточников. Но для этого следует массу времени проводить в библиотеках и архивах. Но не все следуют этому золотому правилу. Ивана Цховребова в этом плане следует назвать образцом. Он много работал в архивах Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Тбилиси, Владикавказа и других городов. Ну, а что касается Юго-Осетинского архива, то он перелопатил его полностью. В результате появились весомые тома «Юго-Осетия в документах и материалах» и «Народное хозяйство Юго-Осетии», составителем которых был он. Сейчас эти книги являются библиографической редкостью. Поэтому возникла необходимость их переиздания. Собрания эти крайне необходимы историкам и студентам, вызовут интерес у всех тех, кого интересует прошлое Южной Осетии.

Научные интересы И.Цховребова были весьма разнообразны, библиография его трудов обширна и многопланова. Но коньком его была военная история. Он изучал и публиковал работы о тех или иных военных событиях, о прославленных осетинских героях и генералах. Со многими из них он был лично знаком, а генерала армии Исса Плиева посетил в Ростове незадолго до его смерти, настояв на предоставлении ему научной командировки.

Иван Цховребов вырос в многодетной семье и родных у него было много. Ко всем он относился внимательно, был опорой и первой помощью для всех. Старший его брат погиб во время Великой Отечественной войны и место его захоронения долго не было известно. Но упорство и целенаправленность Ивана Никифоровича позволили найти могилу брата на Пискаревском мемориальном кладбище в Ленинграде. Он даже успел свозить на могилу свою престарелую мать, привезти на нее югоосетинскую землю, выполнить все полагающиеся ритуалы.

Нет ни одной сферы в жизни общества, которая бы его не интересовала, не волновала. Будучи настоящим патриотом, он переживал каждый шаг, совершаемый нашей республикой на пути к становлению, к независимости. Он принимал самое активное участие в общественно-политической жизни Южной Осетии и всегда принципиально отстаивал свою точку зрения.

На таких неутомимых тружениках, как Иван Цховребов, держится жизнь. Он оставил после себя след в виде своих научных трудов, благодаря которым его имя не уйдет в забвение.

Иван Никифорович обладал своеобразным чувством юмора, многие его фразы были настолько меткими, что становились ходячими. Истории, произошедшие с ним самим, обрастали легендами. Вкупе с прекрасным, выверенным знанием осетинского языка все это делало его прекрасным рассказчиком. Даже самую простую вещь он мог подать столь виртуозно и замысловато, что окружающие хватались за бока. Как-то писатели собрались на улице у входа в НИИ, где размещается их Союз. Проходивший мимо Иван вскользь заметил: «Уæд та уыл исты æрхаудта», что надо было понять так: «Не следует всем находиться в одном месте, чтобы избежать катастрофы».

Иван любил компании и застолья, прекрасно произносил тосты. И везде он становился центром внимания, все начинали вертеться вокруг него. Даже меланхолики, оказавшиеся в его обществе, оживали, на глазах веселели.

Семья Цховребовых была дружной, сплоченной, хлебосольной. С супругой Сурат Джиджоевой они дополняли друг друга. Ее он ласково называл Шуриком. Дети получили хорошее образование, давно живут своими семьями, подарили своим родителям внуков. Все они собрались 5 мая и добрым словом вспомнили своего дорогого Ивана Никифоровича.

Батрадз Харебов

 

Наверх