В начале 90-х годов, когда огромная империя под названием СССР разваливалась, в одной давильне вдруг оказались интересы больших и малых национальных образований. Вопреки ожиданиям, а может, и логике, группы патриотов, защищавшие от новоявленных псевдодемократов в Южной Осетии свои дома и семьи, были объявлены сбродом бандитов. Высоким начальством был отдан приказ об их разоружении. Неискушенные и необстрелянные ребята Цхинвала, взбудораженные всем происходящим, были вынуждены податься в окрестные села и там выжидать прояснения обстоятельств.

Молодой офицер Сергей Ивахненко в это время проходил службу в Краснознаменном Закавказском военном округе и находился непосредственно в Цхинвале.

В одно туманное утро Сергей Ивахненко сквозь пелену зависшую в воздухе, едва смог поверить своим глазам. Среди кое как снаряженных защитников Цхинвала, занявших позицию на холмах недалеко от города, вдруг он распознал знакомые фигуры своих друзей – Виталия Гагиева и Мельса Кочиева, которые проходили срочную службу в рядах Советской армии в Крыму и находились в подчинении старшего лейтенанта Сергея Ивахненко.

– Серега, неужели это ты? – Направляясь к нему под выставленные дула автоматов, произнес Виталий…

Добавим, что мятущиеся души Виталия Гагиева и Мельса Кочиева летом 1992 года нашли вечный покой на Мемориальном кладбище во дворе школы №5 .

Только что родившаяся Республика Южная Осетия едва нащупывала пути своего становления. Профессиональные  военные  в этом деле почти не участвовали. В мучительном процессе проб и ошибок самоотверженные патриоты Осетии постигали способы ведения оборонительных боев и закладывали базу для формирования будущей структуры Министерства обороны.

В таких условиях появление на горизонте профессионального военного – спецназовца Сергея Ивахненко, оказавшегося в объятиях своих давнишних сослуживцев и друзей, было встречено с особой радостью и воодушевлением. Ко времени появления на арене боевых действий в Южной Осетии за плечами Сергея Ивахненко было прохождение обучения в Рязанском высшем военно-десантном училище по специальности «командная практическая разведка». Он успел овладеть несколькими иностранными языками (английский и персидский).

Сергей уже был лишен иллюзий, понял и определил для себя, что ни влиятельные связи, ни происхождение не являются критериями продвижения по службе для настоящего мужчины, что профессионализм и храбрость, принципиальность и умение принимать в ответственный момент решения – составляющие истинного воина и офицера.

Сергей Ивахненко родился в обычной семье служащих в г. Алагир Северной Осетии. Ничто не мешало ему, при известной удаче, стать генералом и служить на дальних просторах России.

В Южную Осетию он был притянут патриотическим побуждением, решая задачи, касающиеся судьбы нашей Родины – Осетии. Он не мог издали наблюдать, когда в Осетии улягутся политические бури, и не мог допустить, что здесь будут хозяйничать оккупанты. Он чувствовал и понимал, что здесь и сейчас он нужнее, что здесь и сейчас – тот участок, который может оказаться слабым звеном и здесь укреплял всеми силами безопасность молодой республики, посвятив этому всю свою жизнь. Будучи немногословным, он умел внушить всем окружающим уважение, а со стороны подчиненных – беспрекословное исполнение приказов. В то смутное время становления и разрушения каждый день происходили невероятные события, возникали беспорядки, кто-то оказывался убит, кто-то ранен, оставался без крова и т.д.

Любой шум, даже резкий хлопок из выхлопной трубы машины, мог спровоцировать перестрелку на улице. Напряженность была на критической отметке. В таких условиях, за что бы ни брался Сергей, он спокойно и, казалось, совершенно непроницаемо, взвешивая обстоятельства, смело принимал решения и окружавшие его бойцы слушали его и шли за ним.

Благодаря своим блистательным способностям и исключительной выдержке, силе воли и твердости духа он легко сумел выделиться и за короткое время стал быстро продвигаться по служебной лестнице.

В 1993 году Сергей Ивахненко не раздумывая начал служить в батальоне миротворческих сил от Северной Осетии. В первое время он командовал отрядом разведчиков. Затем его перевели в штаб батальона на пост начальника. Вскоре после этого его назначили на должность заместителя командира батальона от РСО-Алания. Более десяти лет, до последнего дня своей жизни, он служил на этой должности, целиком и полностью посвящая свою жизнь армии. В отличие от многих, он не придавал первостепенного значения размерам оклада, привилегиям и титулам, знакам отличия и наградам; которые вываливаются из разбухшей папки, бережно хранимой его супругой. Вытирая слезы, Елена Кодалаева перебирает дрожащими руками документы: здесь почетные грамоты и удостоверения медалей, поздравления, памятные вымпелы за спортивные и боевые заслуги и другие знаки внимания. Приведем лишь некоторые фамилии подписавших эти документы лиц: Министр обороны Российской Федерации Сергей Иванов, Президент РЮО Эдуард Кокойты, заместитель командующего Краснознаменного военного округа генерал-лейтенант Юрий Греков, председатель общественного движения «Россия православная» А.И. Буркин и т.д. (перечень очень длинный).

Серега (так называли его близкие друзья) был красивым, скромным, спокойным человеком, который производил самое приятное впечатление прежде всего величием своей души.

Он вполне был доволен своей военной карьерой, которая виделась ему в детстве в мальчишеских снах, скрытых даже от самых близких.

Он был счастливым отцом, имел прекрасных детей – дочь и сына. С цхинвальской девушкой – Еленой Кодалаевой – он познакомился в кругу друзей. Он был настоящим мужчиной, нуждавшимся в женском внимании и детских объятиях так же, как в пище и в свежем воздухе. И все это ему подарила судьба.

Все, кто знал и любил, уважал и встречался с Сергеем Ивахненко вспоминают его исключительно с добрым чувством. Сергей Ивахненко был украинцем по фамилии, русским по паспорту и осетином душой и сердцем.

К концу жизни Сергея Петровича очень тепло встречали везде, куда бы он ни приезжал. Президент и главы федеральных ведомств с уважением протягивали ему руку. При этом никогда ни один рядовой служащий или просто сосед не оставались без внимания и помощи, если обращались к Сереге.

В нашей памяти он таким и останется: мужчиной – воином, настоящим патриотом с репутацией выше чем у других, и гораздо выше, чем у многих.

Залина Цховребова

Наверх