Южная Осетия известна своими воинскими и трудовыми подвигами в годы Великой Отечественной войны. На фронтах сражались более 20 тысяч жителей небольшого края (и ещё около 44 тысяч уроженцев Северной Осетии. 8 июля 1944 года в опубликованной «Правдой» приветственной телеграмме отмечалось: “Сыны осетинского народа в борьбе с гитлеровскими захватчиками показали образцы героизма и мужества. И сейчас, когда пробил час решающих битв, храбрые осетины показали миру, что они способны творить чудеса отваги во имя независимости”.

Однако не менее важен экономический вклад республики в приближение Великой Победы. Уже 23 июня 1941 года власти Южной Осетии, с одобрения  высшего советского руководства,  распорядились о создании в этом регионе крупной военно-тыловой базы СССР. А в конце июня 1941-го Южная Осетия стала одной из основных тыловых баз Советской армии, как и экономики  всей страны.  Кроме того, здесь обрели приют, лечение питание и работу свыше 20 тысяч советских граждан, эвакуированных в 1941-1942 гг. из временно оккупированных районов и с прифронтовой полосы. При этом железная дорога Сталинир (с 1962 г. – Цхинвал) – Гори (Грузия) в 33 км и автотрасса Сталинир – Джава – Бурон –Дзауджикау (Северная Осетия) в 180 км  стали важнейшими артериями снабжения  советских войск на Северном Кавказе – в том числе,  грузами, поступающими от западных союзников по коридору Иран-Закавказье.

Однако эти факты долгое время в СССР «замалчивались» – в основном благодаря политике руководства Грузинской ССР, в составе которой до конца 1980-х находилась (в статусе автономной области) Южная Осетия…

10 декабря 1941 года в Сталинире были опубликованы первые цифры оказанной помощи фронту населением ЮОАО: это были 3610 шкур крупного рогатого скота, 1630 кг шерсти, 4699 пар шерстяных и кожаных руковиц, 11890 пар носков, 913 шапок-ушанок. В перечне были также утепленное белье, простыни, матрацы, подушки, телогрейки, валенки. А в сентябре 1941 г. в Сталинире был открыт первый эвакуационный госпиталь на 650 коек. Благодаря профессионализму, самоотверженному труду врачей А.С. Парастаева, Г.К. Кабисова, И.А. Свинен, Е.М.Хетагуровой и остального медперсонала около трети раненых, лечившихся там, снова вернулись на фронт. Причем до 40 учреждений ЮОАО осуществляли постоянное шефство над этим госпиталем. Впоследствии было создано еще 3 подобных медицинских учреждения.

В то же  время в Южной Осетии в августе 1941 – феврале 1944 гг. было организовано свыше 20 новых предприятий, выпускавших гражданскую и оборонную продукцию; расширилась площадь сельхозземель; увеличилось производство продуктов лесопереработки и животноводства. Точнее, именно в тот период начался новый этап индустриализации местной  экономики.

В  связи с приближением линии фронта в сентябре 1942 г. к Юго-Осетинской АО на оборону сопредельных с Северным Кавказом северных районов автономии, а также и на борьбу с диверсантами были выделены значительные военные силы. А 15 сентября 1942 года в Сталинире и по всей ЮОАО было объявлено военное положение. Но тыловая база из региона эвакуирована не была, а вторгнуться в пределы Южной Осетии агрессорам  не удалось – благодаря  мужеству и стойкости советских войск, в составе которых на этом участке  фронта были сотни жителей Юго-Осетии.

Малоизвестный факт, подтверждающий значимость югоосетинской экономической базы: в начале октября 1942 г.  из Ленингорского района ЮОАО был начат перегон мелкого рогатого скота на зимние пастбища – в район Кизляра (Центральный Дагестан), на расстояние почти в 350 км. Всего было отогнано 20980 голов, скот перегоняли 500 южноосетинских и дагестанских пастухов. Попытки диверсий на этом маршруте провалились, а естественные потери перегоняемого скота не превысили 10 %.

К 1943 году в Юго-Юсетинской автономной области существовало налаженное тыловое производство, причем уже в первый месяц войны в перевод экономики автономии на военный лад. К примеру, предприятия лесной промышленности области перешли на распиловку местной буковой древесины, необходимой в самолетостроении: за первые два года войны заготовки этой древесины возросли в 27 раз. В Сталинири изготовлялись также деревянные детали стрелкового оружия, штабная мебель и смежная  продукция. Вдобавок, ЮОАО поставляла для фронта ряд металлодеталей для стрелкового оружия, печи для фронтовых землянок, как и, например, одежду, конскую упряжь, сёдла. Для нужд военных госпиталей в ЮОАО и соседних районах Грузии  была оперативно была налажена добыча южноосетинского Кемультского гипса.

В 1942-1943 гг. в Фонд обороны трудящимися Юго-Осетии области было направлено свыше 400 тыс. рублей деньгами и облигациями и, в  частности,  свыше 500 тонн зерна, 20 тонн картофеля, 700 голов крупного и мелкого рогатого скота, 200 тонн сыра, до 60 тонн местной целебной  воды, до 35 тонн плодоовощной  продукции. Крестьяне отчисляли в Фонд обороны свои трудодни; 18 млн. рублей из личных сбережений внесли трудящиеся ЮОАО на строительство танковой колонны и эскадрильи. Пионеры вносили средства на создание зенитной батареи им. З.Космодемьянской. Кроме того, на фронт отправлялись многочисленные посылки с теплой одеждой, продуктами питания, перевязочными средствами, лекарственными травами.

И  все военные годы, подчеркнем,   бесперебойно работали железная дорога Сталинири – Гори и  автотрасса Сталинир – Дзауджикау.

Еще малоизвестный, очень характерный факт: после известного футбольного матча в оккупированном Киеве между киевскими и немецкими футболистами (16 августа  1942 г.), спортсмены и ветераны спорта ЮОАО организовали сбор средств для семей расстрелянных киевских спортсменов. Всего было собрано свыше 70 тыс. рублей.

Вышеупомянутые и другие факты, свидетельствующие о стратегической роли юго-осетинского тыла в годы  войны, закрывают одно из многочисленных пока еще «белых пятен» в истории Великой Победы над фашизмом.

По материалам монографии И.Н.Цховребова “Южная Осетия в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.”

Наверх