На прошлой неделе представители научного и экспертного сообщества Южной Осетии приняли участие в международной научно-практической конференции «Признание государств и правительств. Проблемы и перспективы, барьеры и возможности», прошедшей в столице Луганской Народной Республики г.Луганске.

От Южной Осетии, которая первой и пока единственной признала независимость ЛНР, Луганск отделяет более 1200 километров, по крайней мере примерно столько набежало на спидометре автомобиля после 15-16 часового марш-броска. На границе Луганской Республики в районе контрольно-пропускного пункта «Изварино» с российской стороны мы встретили многокилометровые очереди из большегрузных фур, пассажирских автобусов и легковых автомобилей. Как выяснилось из разговоров с луганчанами, терпеливо ожидающих проезда, такая картина наблюдается на границе практически каждый день.

Многие жители ЛНР ездят на территорию РФ на работу, завозят продукты, товары первой необходимости. Учитывая численность населения, проживающего на подконтрольных легитимным властям ЛНР территориях, – 1,5 миллиона человек, – неудивительно, что возникают подобные очереди, тем более если учесть, что российские пограничники дотошно проверяют каждого проезжающего. Достаточно внимательно они отнеслись и к югоосетинским участникам конференции. Российский пограничник на паспортном контроле долго и с подозрением во взоре изучал каждую страницу моего югоосетинского паспорта, который он, видимо, видел впервые, пытаясь определить ногтем, не приклеил ли я фотографию самостоятельно. Проявив необходимую дозу бдительности, пограничный страж дал добро на пересечение границы.

Параллельно контроль, разумеется, осуществляют и луганские пограничники, правда порядки на их КПП несколько либеральнее на первый взгляд. Представителей Южной Осетии они пропустили в приоритетном порядке, поскольку были проинформированы организаторами конференции, в частности, заместителем руководителя Администрации Главы ЛНР Ириной Запорожцевой.

На луганской стороне нас ожидала машина сопровождения ГИББД с представителем МИД ЛНР Артуром Калининым, благодаря которым мы благополучно добрались до конечной точки своего визита. Луганск располагается от российской границы почти в 60 километрах. Примерно посередине этого маршрута находится легендарный Краснодон, известный всем поколениям советских людей после выхода в свет книги Александра Фадеева «Молодая гвардия».

Как и Краснодон, так и собственно Луганск не производят впечатления военной разрухи. Столица ЛНР по размерам территории и численности довоенного населения сопоставим с Владикавказом, правда, в последнем уровень развития инфраструктуры заметно выше. Сразу было видно, что луганчане постарались максимально избавиться от следов разрушений в результате варварских бомбардировок и обстрелов со стороны киевских властей.

Город, мэром которого является Манолис Пилавов – наполовину грек, наполовину осетин, выглядит чистым и ухоженным. На улицах воронки от взрывов аккуратно заделаны с помощью ямочного ремонта. Отремонтированы многие здания, часть из них с помощью российских коллег, как, например, здание цирка.

И это несмотря на постоянную угрозу возобновления боевых действий и каждодневные провокации на линии фронта, в ряде пунктов проходящей в 15 километрах от Луганска. Серьезную угрозу для безопасности республики до сих пор представляют ДРГ – диверсионно-разведывательные группы украинской армии, которые совершают диверсии и покушения на видных военных и политических деятелей. Данное обстоятельство вынуждает власти ЛНР предпринимать усиленные меры безопасности, по республике с 23:00 действует комендантский час, строго соблюдающийся всеми.

Численность населения Луганска не совсем достигло довоенного уровня, но большинство горожан уже вернулись в родной город. Так, в демонстрациях в честь Дня Победы приняло участие около 120 тысяч человек.

Впрочем, следы жарких боев за столицу ЛНР еще видны. Кое-где можно встретить разрушенные и сожженные здания, внушительные пробоины в зданиях от попаданий снарядов и ракет. Продолжающаяся агрессия со стороны киевского националистического режима и блокада не позволяют полностью избавиться от нанесенного ущерба. Тем не менее, луганчане стараются возродить свою экономику, работают многие шахты, предприятия металлургии и другие промышленные объекты. Поставлена задача превзойти довоенный уровень производства, на сегодняшний день по ряду отраслей производство превысило 50 процентов от довоенного уровня, в других пока ниже 40. Руководство ЛНР ищет новые рынки сбыта после введения внешнего управления на предприятиях, которые до этого поставляли свою продукцию на Украину, туда же и шли денежные отчисления. Поставлена задача переориентировать экономику ЛНР в сторону России. С этой целью совершаются визиты в разные регионы РФ, дабы заключить соглашения о поставках различной продукции как промышленного, так и пищевого характера. Впрочем, предприятия военно-промышленного комплекса, многие из которых сейчас успешно работают, и в прежние времена были ориентированы на экспорт в РФ. В целом, конечно же, процесс основательной переориентации на российский рынок не обходится без шероховатостей и проблем, но, тем не менее, положительная тенденция налицо.

Цены на многие виды продуктов здесь выше, чем в России, за исключением тех, которые луганчане производят сами. Специфика ситуации заключается в том, что основная часть промышленности расположена на территории, которую сейчас контролирует легитимная власть Луганской Республики, сельскохозяйственные же районы большей частью оказались в оккупированной зоне. Стремясь затруднить процесс восстановления, украинские власти перекрыли поставки электроэнергии в ЛНР, также создаются проблемы в водоснабжении столицы и других городов республики. В этой ситуации на помощь Луганщине вновь пришла Россия, основные объемы электроэнергии сегодня республика получает из РФ и частично из Донецкой Народной Республики. Собственные мощности большей частью остались в зоне оккупации.

Методы «работы» киевских властей с непокорными гражданами ЛНР ничем не отличаются от действий их братьев по разуму в Тбилиси. В ходе разговоров жители с ужасом вспоминали события 2014-2015 годов, на которые пришелся основной пик крупномасштабных боевых действий, когда бронированные клинья украинской армии попытались окружить Луганск и отсечь республику от российской границы. В городе на протяжении длительного времени не было ни света, ни воды, плюс массированные обстрелы и бомбардировки. Часто убитых некому было хоронить и тем более опознать, трупы свозили в морги, а после закапывали в братских могилах. Всего, по предварительным подсчетам, которые, скорее всего, будут корректироваться, в тот период погибло более 10 тысяч человек – как ополченцев, так и мирных жителей.

Луганчане помнят и ту роль, которую сыграли добровольцы, в том числе осетинские, при обороне республики. В частности, по их рассказам, осетинский отряд отличился при освобождении целого ряда городов, в том числе Лутугино.

ЛНР ВОЗВРАЩАЕТСЯ ДОМОЙ

Нынешнее относительное затишье населением Луганщины воспринимается как временная передышка, в мирные намерения киевского режима никто не верит, как и в возможность реализации минских соглашений. Перед ЛНР также стоит проблема освобождения оккупированных территорий, референдум о независимости проводился на всей территории бывшей Луганской области и на оккупированных территориях проводятся репрессии против тех, кто принимал участие в организации и проведении референдума или выступал против переворота в Киеве. В ЛНР по сей день много беженцев из оккупированных территорий и близлежащих областей Украины, в том числе Харьковской.

Упорное нежелание Киева решить мирным путем конфликт с республиками Донбасса фактически способствует укреплению независимости ЛНР и ДНР. На сегодняшний день уже можно говорит о самоидентификации населения двух республик, в ближайшие годы этот процесс дойдет до логического завершения и Украина, некогда родное для них государство, окончательно превратиться в нечто чуждое и враждебное. Благодарить за это «майданный» режим Киев может только себя и те неофашистские силы, на которые он опирается. Самый распространенный эпитет, употребляемый луганчанами в отношении противников – фашисты и бандеровцы. Бурный всплеск негодования у них вызвало недавнее решение Верховной рады запретить ношение георгиевской ленты. Резко отрицательно воспринимается и реабилитация пособников нацистской Германии вкупе с процессом героизации бандеровцев на официальном уровне. Память о подвиге старшего поколения в войне с фашизмом до сих пор свято хранится. Да и по-другому на родине «Молодой гвардии» и быть не могло. Музейный комплекс в Краснодоне, посвященный подвигу юных подпольщиков, до сих пор является центром патриотической работы с молодежью на Луганщине.

На сегодняшний день, несмотря на рамки Минского переговорного процесса, вынуждающие политиков делать достаточно сдержанные заявления, общий настрой общества направлен в сторону присоединения к России. Символическим отображением этих настроений стали плакаты и билборды с изображением медвежат с медведицей, с сопровождающей надписью – «ЛНР. Мы возвращаемся домой».

Юрий Вазагов

 

Наверх