Начальник управления внутренней политики Администрации Президента Южной Осетии в интервью МИА «Южная Осетия» об итогах года и о предстоящем политическом сезоне в Республике:

- Мурат Владимирович, Вы стали активно публиковаться в соцсетях. Это такой личный пример всем чиновникам, многие из которых до сих пор не поняли роль Интернета в нашей жизни? Кстати, что Вы думаете о негативе, с которым там приходится сталкиваться?

– На Западе за публичное оскорбление в адрес органов государственной власти сажают, а в России представители оппозиции обвиняют на площадях представителей высшей власти в уголовных преступлениях. В этом смысле у нас царит вседозволенность. Южная Осетия – гораздо более либеральная демократия, чем европейская, и у нас надо учиться.

- А почему раньше такого не было?

– Избиратели и так решали при голосовании, например, 9 апреля 2017 года они сказали свое «нет» всякого рода шантажу и манипуляциям. И политическая сфера в Южной Осетии будет развиваться именно в направлении конкурентности, открытости и легитимности.

Если мы встретимся с вами через пять лет, я приведу гораздо больше примеров, доказывающих конкурентность политической системы. Потому что принципы, заложенные сегодня, будут работать в полном объеме.

- Вы уверенно прогнозируете, как будет работать политсистема. А что, на ваш взгляд, будет в стране в целом через пять лет?

– Я – скептик в отношении экстрасенсов, которые все знают. Поэтому ничего предсказывать не буду. Могу сказать о главном, что произойдет совершенно очевидно: заложенный Бибиловым тренд на развитие Южной Осетии как страны, которая имеет свои национальные интересы, будет реализовываться по всему азимуту. Это касается экономики, политики, социальной темы, духовной сферы. Вот, например, культура. Она должна быть национально ориентированной, в этой сфере должны расцветать все цветы.

- Чем отличается стиль правления Анатолия Бибилова от предшественников? В чем разница, которую Вы для себя отмечаете?

– Президент стремится личным примером задавать стандарты подотчетности властей обществу. Сам. Лично. Без подсказок политтехнологов, которые в прежние времена пользовались здесь большим спросом. Он первым среди политиков РЮО стал общаться с народом в Интернете, превратив соцсеть в основной канал коммуникации, при этом ежедневно он принимает десятки граждан Республики.

Никогда у нас не было такого руководителя, про которого могли бы сказать – стоит лишь добраться до него и твоя проблема будет решена. Новый статус во власти не мешает ему хранить верность идеалам своей политической линии. Можно перечислять факторы, которые будут и дальше способствовать успеху Анатолия Бибилова, связанные исключительно с его личностью. Но есть одна из наиболее важных структурных причин — это естественная смена политических поколений. В окружении Президента и во властных структурах растет число людей без советского бэкграунда.

Конечно, омоложения правящего класса недостаточно для того, чтобы превратить Южную Осетию в процветающую страну. О радикальных изменениях говорить еще слишком рано. Проблемы безработицы и низких зарплат сохраняются. Эйфории, с которой мы встретили 10 апреля 2017 года, уже нет.

Но уже произошло много замечательных преобразований в социальной сфере. Люди из разных слоев населения, с которыми я общаюсь в ежедневном режиме, выражают надежду, что главный сдвиг — в умах — уже произошел: к народу вернулась вера в возможность влиять на политические процессы и самостоятельно определять свое будущее. Для меня является большой загадкой то, как многие не поняли, что времена уже не те, что долго это не будет продолжаться – имитация бурной деятельности, а в иных случаях, тихий саботаж. Есть еще категория тех, которые пытаются в себе самих создать подобие страны в форме министерств, политических партий. Как только в Республике появляется что-то новое, живое, чиновники сразу стремятся его огосударствить.

Хотел бы отметить и то, что отличительной особенностью чиновников и управленцев, которые пришли во власть вместе с Анатолием Бибиловым, стало то, что в политику они не лезут, а уверенно и скрупулезно работают на системный, повторяю, не личностный, а командный успех.

Анатолий Ильич такой человек — он высоко ценит человеческие связи, человеческие отношения. И наоборот. Если он сделал для себя окончательные выводы, то это уже навсегда. Не надо это интерпретировать и делать из этого какие-то громадные политические выводы. В Южной Осетии при Президенте Бибилове уголовные дела возбуждаются не против конкретных лиц, а по факту нарушения уголовного кодекса. Поскольку все граждане равны перед законом, если есть факт нарушения Уголовного кодекса, эти дела возбуждались и будут возбуждаться.

- Некоторые события в Республике, в законодательной, исполнительной и судебной области, комментируются как политическая зачистка перед будущими выборами…

– Я могу вас уверить, что не надо никого из числа тех, о ком вы упомянули, зачищать. Они не являются в Южной Осетии политическими факторами, у них нет сторонников. Во всяком случае, столько сторонников… Те, кто говорит, что Парламент будет без оппозиции, – это люди, которые привыкли видеть оппозицию в жестком клинче с властями. Никто не должен оппонировать, только чтобы оппонировать, и никто не должен жать на кнопки, не вдаваясь в вопрос. Таким я хочу увидеть Парламент нового созыва. Полтора года – очень мало времени для кардинальных преобразований. За 30 лет они (прежняя власть) так и не смогли выстроить систему администрирования. Это имеет такие серьезные последствия, отразилось на всем и полтора года невозможно исправить. Это надо понять. Кто недоволен? Те, что были у власти, те, что кормились кормушкой у власти. Простые люди довольны. Так или иначе, но многие из тех, кто заинтересован в оппозиционном Парламенте — влиятельные люди, у них есть ресурсы.

- У вас нет опасений, что это может как-то пошатнуть власть, позицию?

– Нет, конечно. Потому что это не власть Анатолия Ильича Бибилова, это власть народа. Ничего не может пошатнуть власть народа. Уверяю вас, когда говорят, что эти люди влиятельны, — это политический мираж. В действительности они давно уже не влиятельны. После событий, которые произошли в Южной Осетии 9 апреля 2017 года, они перестали быть влиятельными людьми. Если бы они были влиятельными, они смогли бы влиять на политические процессы. А поскольку они не могли влиять и не могут, из этого вытекает, что они вообще не влиятельные люди. И я думаю, вы все в этом в скором будущем уверитесь.

- А где проходит граница между обществом и государством?

– Внутри каждого, каждый из нас выполняет несколько функций. Прихожу на работу – я чиновник, после работы прихожу к своим соседям, друзьям – там уже Республика и общество.

- Но, чтобы общество заняло место государства, кто должен выступить инициатором?

– Я думаю, что Анатолий Ильич — он один из немногих при власти, кто чувствует государство и народ. Вся его деятельность подчинена этой задаче – привести народ к лучшему будущему. Он знает ментальность народа, так как сам из народа и ни на шаг от него не отдалился. Например, раньше было так называемое местное самоуправление, которое не в состоянии было само себя регулировать. Спускались решения от тех, кто, к слову, мотыгу в руках никогда не держал, не имеет представления о том, как должна быть устроена жизнь в деревне.

Сейчас власти вводят по- настоящему местное самоуправление, функции, которые отобрали у местных жителей, им же и вернули. Теперь жители местных поселений сами выбирают себе главу. Освобождается пространство для деятельности. Метод проб и ошибок, но этот подход себя оправдает. В этом вопросе главным критерием выбора Президента является не его личная симпатия, либо рекомендация, а уважение и доверие народа к конкретному человеку.

Другое дело, что люди сами должны нести ответственность за свой выбор. Должны быть более внимательными. Слишком много ошибочных решений бывает принято на сиюминутной эмоциональной волне. Надо также понимать, что если у кого-то есть моральное право требовать, причем незамедлительно, не думая о том, что кто-то рядом, живущий через улицу или в соседнем доме, находится в худшем положении и нуждается, в том числе, в твоей помощи, то это обязывает к участию в жизни государства, в своей собственной жизни, в конце концов.

Общество катастрофически дезориентировано, инертно, эгоистично. Нам есть чем гордиться, у нас сильные, талантливые люди, при этом мы сами знаем и свои слабые стороны. Если мы хотим становиться лучше – мы обязаны их знать. Если у нас народ спивается целыми деревнями и состояние народа оценивается как моральная деградация, любовь к Осетии будет в том, чтобы, видя все это, ставить конкретные задачи повышения культуры. Сегодня моральное состояние общества в глубоком упадке, но это характеристика не югоосетинского менталитета вообще, а того конкретного состояния, куда Южная Осетия впала после развала Союза.

- Как Вы оцениваете принципиальность Анатолия Бибилова в вопросе консолидации общества в такой чувствительной сфере, как управление Республикой Южная Осетия?

– Показательная иллюстрация того, что выбор Президента по-прежнему не обусловлен делением на «чужих» и «своих» – это то, что на различные ключевые должности в уходящем году были назначены люди, начинавшие свой профессиональный путь при прежних руководителях Республики.

По уже установившимся правилам, политические симпатии остаются за порогом кабинета Президента, здесь рассматриваются только рабочие вопросы. И это здорово. Как и то, что молодежи в рядах руководителей прибыло. Политика чиновников, ориентирующихся только на своих помощников и узкие группы, лоббировавшие их назначение, пряма и беззастенчива, как рельс, все же остальные играют роль шпал, по которым эти рельсы прокладывают. Мы от этого потерпели значительные убытки, в том числе, репутационные. Южная Осетия должна перестать ассоциироваться с тем местом, где всегда идет политическая борьба.

- Какой прогноз Вы можете сделать на 2019 год?

– В то время как наши ближайшие соседи, не стыдясь своей зависимости, и не признавая нашу, обсуждают и исполняют поручения своих американских и европейских партнеров в сфере внешней и внутренней политики на уровне глав государств (у них эта тонкая грань размыта). Мы и в этом году убедительно показали, что самодостаточны в этих вопросах, соблюдая при этом стратегические обязательства. Нам не свойственны внешнеполитические шатания, мы по-прежнему идем своим путем. А в будущем году мы не только продолжим самостоятельно заниматься внутренней политикой, но и сфокусируем на ней основное внимание.

В следующем году, я думаю, произойдет переход к новому этапу работы, основной смысл которого состоит в форсаже реформ. Главным выгодополучателем при этом является население Республики, так давно уставшее даже от вынужденных рокировок и отсутствия в связи с этим четких ориентиров будущего.

То, что у нас новая модель управления, пока не очень заметно, но не бывает быстрых успехов в столь сложном вопросе, как выстраивание новой системы в таком противоречивом клубке, как Южная Осетия. Здесь важно не навредить, не спешить, и мне нравится, что этот процесс идет неукоснительно, без всякого желания изобразить что-то на публику, заработав сиюминутно политические бонусы. Основательность, вошедшая в привычку – то, что я наблюдал в 2018 году и то, что даст свои всходы уже в следующем году.

 

 

Наверх