А кто они герои малоизвестной, но невыдуманной войны? …Они не кричат на каждом углу о своих подвигах, а просто отдают себя до последнего своей Родине, своей Отчизне. Ими движет чувство глубокого патриотизма, любовь к родине, народу.

В такой же хмурый ноябрьский день, как сегодня, в 1989 году юноша 16 лет от роду, ничего не опасаясь , вышел на улицу, подышать свежим воздухом. Только вот в воздухе витало тяжелое предчувствие, как выяснилось позже – это было предчувствие войны. Чуть позже к нему присоединился его друг Александр Битаров.

Напряжение нарастало – тишина, как перед бурей окутала каждую улочку. По городу ползли слухи… , только и слышалось: «грузины направляются в город». Не осознавая до конца грядущую опасность, молодые люди тоже решили пройтись к центру…

«Мы, – вспоминает тот юноша,  сейчас уже взрослый статный мужчина Владислава Габараев, – пересекли старый мост и направились в сторону здания суда. Народ потихоньку подтягивался в сторону Згъудер.

Повсеместно мы наблюдали одну картину – кучки обеспокоенных, растерянных людей, обсуждавших что-то на повышенных тонах. Мне на тот момент было всего 16 лет, моему другу – 17.

Как только мы добрались до здания горсуда, мы стали свидетелями того, как со стороны Згъудер огромная толпа людей со стороны Грузии и вправду направлялась в сторону города Цхинвал.

Чуть выше нас, на расстоянии примерно в 10 м стояло 10-15 человек, может и меньше, точно не припомню.

«Их нельзя пропускать», – крикнул один из ребят. «Мы должны загородить им путь», – отчаянно добавил другой.

Вдруг, мы видим, как все ребята взялись за руки и образовали живую «цепь» у въезда в город. Они живой стеной перекрыли дорогу и остановили колонну машин, направлявшихся из Грузии.

Но ребят было слишком мало, и «цепь» не охватывала полностью подступы. Она оборвалась в юго-восточной части, мы же с другом, как раз стояли там, чуть ниже. Я не помню кто, но нас окликнули, мол “что вы стоите, идите сюда». Мы же, находясь, в некоей прострации, быстро отошли от нее, и ни минуты не теряя, рванули наверх, замкнув собой «цепь», – вспоминает Габараев.

Удивительна сила духа , объединившая в тот момент цхинвальских парней, волею судьбы оказавшихся в нужное время в нужном месте. Они действительно готовы были встретиться со смертью с глазу на глаз. Никто из них тогда не думал ни о последствиях, ни о подвиге. Они просто встали и знали, что не отступят перед непрошенными «митингантами» и не позволят им разрушить свой Мир.

Мгновения, как говорится, несут кому позор, а кому бессмертие… Нашим героям они принесли славу героев. Жизнь в один миг…В одночасье эти подростки повзрослели, на их пока хрупкие, детские плечи легла совсем недетская ответственность – защитить Родину от натиска врага.

В это самое время, в здании горсуда Министр внутренних дел Грузии Горгодзе вел переговоры с представителями городского населения. Он настаивал, чтобы грузинам позволили войти в город Цхинвал, якобы для проведения «мирного митинга». А съехались демонстранты со всей Грузии по призыву Гамсахурдия и Церетели. Некоторые из них, взобравшись на высоту горланили: «Да здравствует Грузия!»

Цитата Горгодзе: «Если мы их сейчас не пустим в Цхинвали, эти подлецы нам всю республику перебаламутят. А так они успокоятся, и вот тут-то мы им голову и скрутим». Что тут скажешь? Лукавство и лицемерие, не знающее предела.

Но мы выстояли, мы победили в этой неравной войне прежде сего благодаря самоотверженности и доблести наших ребят.

Вот они, истинные, народные Герои. Они сражались не за регалии и награды, они сражались за Родину. Я горжусь и счастлива, что живу с ними в одну эпоху. Я горжусь, что мне выпала честь побеседовать с Героем нашего времени – Владиславом Габараевым.

Кровоточащие раны

23 ноября – начало противостояния Грузии против народа Южной Осетии, которое позже  вылилось в массовое уничтожение осетин. Геноцид южных осетин – незажившие кровоточащие раны Южной Осетии.

Научно доказано, что, когда человек страдает комплексом неполноценности, он начинает апеллировать к своей национальной принадлежности. Именно тогда он начинает пытаться доминировать над другими этносами и своими нацистскими убеждениями разжигать межнациональные розни.

Чувство собственного превосходства и уникальности – это зло, которое подобно сорнякам пускает глубокие корни и разрушает нашу цивилизацию в целом и каждого по отдельности.

Альбина Кокоева

Наверх