Каждый год, в годовщину грузинской агрессии, жизнь в Южной Осетии на время замирает. Приспускаются флаги, жители вспоминают и скорбят по погибшим тем, кто ценой собственной жизни заплатил за нашу победу.

До сих пор кровоточат раны в душах тех, кто потерял своих близких и всех тех, кто находился в республике и за ее пределами, переживая ужасы Пятидневной августовской войны. До сих пор очевидцы этих событий не могут без эмоций рассказывать о том, что им пришлось пережить в те жаркие дни. Много книг и монографий опубликовано со слов очевидцев. Но не все страницы этой новейшей истории еще описаны.

Одна из множества этих историй.

В селах Мугут иТулдзыта Знаурского района, которые являются приграничными с Грузией населенными пунктами (с двух сторон прилегают грузинские деревни) во время августовских событий жители оказались в изоляции и были оккупированы грузинскими воинскими подразделениями. Все пути к отступлению были перекрыты, и люди, помня о зверствах грузинских солдат еще с 90-ых годов, с ужасом ожидали своей участи, затаившись в погребах и подвалах.

Мужское население сел, вооруженное стрелковым оружием, не могли противостояли натиску тяжелой военной техники противника. Но силы были неравны, и они были вынуждены укрыться в близлежащих лесах. Хотя и там оставалась реальная угроза быть захваченными в плен. К счастью, грузины не стали прочесывать окрестности, – ведь впереди их ждал штурм города Цхинвал.

В те страшные минуты, когда решался вопрос – быть или не быть, старики и женщины села Тулдзыта собрались в доме у крестьянина Ирбега Кулумбегова. Люди знали, что вместе им будет легче пережить трудное время

Укрывшись в подвальном помещении, они вскоре услышали нарастающий гул бронетранспортеров и грохот разрывающихся снарядов. Автоматные очереди почти не смолкали.

Вдруг прямо во дворе дома раздался тяжелый топот военных сапог и агрессивная речь грузинских солдат. Все находящиеся в подвале замерли в оцепенении, рассказывает корреспонденту нашего издания хозяйка дома Залина Кокоева:

– Мы поначалу не поверили, когда нам сказали, что некоторые села уже заняты грузинами. Жители нашего села узнали, что грузины прорвались в с. Тулдзытæ, все собрались возле нашего дома, так как у нас большой подвал. Я приготовила все необходимое, принесла теплые одеяла для стариков, готовила еду и как могла, успокаивала их морально.

Соседка Фатима Болатаева, не смотря на стрельбу, преодолевала страх и обходила дома, в которых оставались лежачие больные старики. Она мерила им давление, давала успокоительные средства, а при необходимости делала уколы. Ведь Фатима Болатаева – медсестра в Республиканской соматической больнице. За профессионализм и чуткость, отзывчивость и добрый нрав Фатиму любят пациенты и уважают коллеги и односельчане.

Находясь в подвале, мы наблюдали за происходящим из маленького окошка, откуда была видна часть проселочной дороги. Неожиданно грузинские солдаты, вломившись в ворота, грязно ругаясь, вошли в наш двор, а затем и в подвал.

Увидев только женщин и стариков, вроде стали спокойнее, спросили, где мужчины села. Я ответила, что не знаю. Затем они стали обыскивать дом и подсобные помещения, начали разбивать стекла, технику.

Мое внимание привлек мужчина в военной форме. Это был чернокожий, негр. Уже потом я узнала, что в грузинской армии было много наемников.

К нашему счастью, грузины очень торопились и никого не тронули.

«Скоро мы возьмем Цхинвал и вернемся с победой. Ждите нас», – сказал уходя один из них.

Затем еще дважды к нам заходили грузины. Они кричали на нас и грозились расстрелять на месте. Не знаю даже, что их остановило, но мы остались живы.

После их ухода мы долго не могли прийти в себя от страха и ужаса. Видя их уверенность, злость и такое количество военной техники и живой силы, мы беспокоились за жителей Цхинвала, за родных и близких, которые оставались в городе.

Не знали мы и того, что ждет нас впереди. Но надежда не угасала в душе. Мы были уверены, что Россия не оставит нас в беде. С этой святой верой мы провели остаток дня и жуткую ночь.

На следующий день мы услышали лязг гусениц грузинских танков и душераздирающие крики с улицы. Со страхом мы выбрались из своего убежища и увидели, как на шоссе смешались люди и машины. В невообразимом хаосе и спешке военная колонна отступала, а вернее сказать, убегала к грузинской границе. Грузинские солдаты на ходу сбрасывали тяжелые бронежилеты, каски, шапки и другую военную амуницию и почти бегом устремлялись вниз в сторону границы.

Вот так позорно бежали грузинские войска с поля брани. Мы все это видели своими глазами.

Сейчас мне трудно передать словами весь ужас, который мы пережили в те дни. Можно только представить себе, что же пришлось пережить жителям Цхинвала. В нашем селе многие дома тоже были обстреляны. Уже потом мы узнали, какие зверства творили грузинские солдаты в городе. Как безжалостно и цинично расстреливали в упор женщин и детей, забрасывали гранаты в подвалы, где укрывались напуганные беззащитные люди.

Мы будем помнить ужас и страх той ночи с седьмого на восьмое августа. Уже с первых чисел месяца мы жили в напряжении, каждый раз прислушиваясь к отдаленным раскатам взрывов. В глубине души все же тлела надежда, что, может быть, все обойдется. Но все оказалось, увы, не так.

Переживая заново те дни, слезы набегают на глаза. Сложно передать чувства, которые тогда обуревали меня: это были страх, ужас, боль, надежда, что все-таки мы сможем выжить и спастись. Хочется все забыть, а забыть невозможно. Нужно помнить и чтить память погибших в те дни, жить и делать все, чтобы не позволить черной птице войны еще раз пролететь над нашей Родиной.

Каждый раз вспоминая эти пять дней, которые нам пришлось пережить, благодарю Бога за то, что моя семья не пострадала, все остались живы.

Алина Бестаева

Наверх