Чындзыл разгæмттæ кæнын æмæ йæ рахуынд

Шафера (къухылхæцæг, æмдзуарджын) с братом или родственником матери невесты (мады ‘рвад) заходят в комнату новобрачной. Брат девушки (или родственник) напутствует сестру словами.

«Абонæй фæстæмæдæ цард уыдзæн æндæр хæдзары, æндæр бинонты ’хс æн, æмæ нын кадхæс сæг у. Дæ мад, дæ фыды сæр макуы фæчъизи кæн. Дыууæ мыггаджы ’хс æн фидыды хъуыддаг хæстæгады уагыл фидаргонд æрцыд, æмæ дын бар ис дæ чындздзон дарæс скæнынæн. Хуыцау дæ фæндараст фæкæнæд! Амондджын у! Дæ цард дæхи фæндиаг уæд!»

«С сегодняшнего дня ты вступаешь в новую жизнь, в новую семью. Не посрами честь своих родителей. Две фамилии решили породниться, поэтому разрешаю тебе надеть свадебное платье. Пусть Всевышний благословит тебя! Будь счастлива!»

Обычай получать разрешение брата на облачение сестры в свадебное платье сохранился с древних времен. Невесту не наряжали, пока не исполнятся все условия договора, а порой случалось и так. Если все разногласия между семьями были улажены и препятствия к заключению брака устранены, брат невесты по поручению старших разрешал облачить сестру в свадебный наряд.

Шафер (къухылхæцæг, æмдзуарджын) обращается к подругам невесты с просьбой нарядить ее:

«Мæнæ рæсугъд æмæ фæрнджын чызджытæ, уе ’ппæтмæ дæр фарн бадзурæд! Сымах стут нæ хойæн йæ уарзон хæлæрттæ, йæхиуæттæ æмæ сыхбæстæ. Уе ’ппæт æн дæр арфæ кæнын, нæ хойы фарсмае кæй æрбалæууыдыстут, йæ амондыл ын кæй цин кæнут, хъæлдзæг æй кæй дарут, уый тыххæй. Кæд сымахæй дæр исчи амондагур у, уæд нæ чындзы хал ахæрæд æмæ тагъд раестæджы хорз амонд ссарæд! Уæ зæрдæйы рæсугъд фæндтæ уæ къухы амондимæ бафтæнт, уае ныййарджыты фæндиаг ут! Уае хорзæхæй, фæйнæ нуазæны саккаг кæнут æмæ нын уый фæстæ нæ раесугъд хойæн йæ чындздзон дарæс скæнут.

Æгъдаумæ гæсгæ алцæмæй дæр срæвдз стæм, каст ма сымахмæ уыдзæн, æмæ нæ ма бакъуылымпы кæнут. Мах дæр уын уæ хорздзинад нæхиуыл хæсæй нæ ныууадздзыстæм. Рагацау уын бузныг зæгъæм».

«Милые девушки, вы дороги нашей сестре. Благодарю вас всех за то, что находитесь рядом с невестой, поддерживаете ее, радуетесь ее счастью. Пусть обретут счастье и те из вас, кто не успел обзавестись семьей! Пусть сбудутся

ваши заветные желания! Пожалуйста, примите наши бокалы, а потом нарядите нашу сестру в свадебное платье. У нас все готово к отъезду, так что постарайтесь не задерживать нас. Мы тоже не останемся у вас в долгу. Заранее благодарим вас».

Ритуал облачения невесты пронизан сакральным смыслом. Он предусматривает строгое соблюдение определенных условий, которые, по поверью, отводят несчастья от молодой девушки. Ее обязательно должны облачать в свадебный наряд счастливые в браке замужние женщины и близкие подруги, которым это поручили. Все вещи невесты должны быть новыми. Девушка начинает одеваться с правой руки. К ее платью прикрепляют острые предметы, например булавки, предотвращающие влияние темных сил и защищающие от дурного глаза.

В наши дни свадебные наряды разнообразны и часто представляют собой истинные произведения швейного мастерства. Когда невеста уже в свадебном наряде, по приглашению девушек в комнату входят шафера (къухылхæцæг, æмдзуарджын). На столе – традиционные три пирога, три ребра (æртæ фæрсчы) и спиртное.

Старший шафер берет бокал и благословляет девушку, покидающую отчий дом:

«О Хуыцау, табу дæ рухс номæн! Дæ фæрцы сæвзæрд нæ хойы дыккаг райгуырæн бон. Чындзæй йæ чызгон уатæй фыццаг къахдзæф кæны йæ цæрæн хæдзармæ, æмæ йын æй амонды бын- дурæвæрæн фæкæн!»

Всевышний, слава тебе! Твоею милостью у нашей сестры сегодня второе рождение. Невестой покидает она свой угол, так пусть же ее первые шаги в новый дом станут началом ее счастливого жизненного пути!

На это одна из присутствующих женщин отвечает:

«Дæ дзыхы фарн! Лæгты дзуар – уæ хæрзæмбæлæг! Мады-Майрæмы фæдзæхст ут!»

Счастья тебе! Пусть сопутствует вам покровитель мужчин! Пусть покровительствует вам Богородица Мария!

Наступает время выводить невесту. Девушки, одевавшие ее, по обычаю весело противятся этому, требуя от шафера (къухылхæцæг) выкуп. Наконец, подруги невесты получают выкуп и поручают новобрачную заботам шаферов. Старшая из женщин подсказывает невесте, что ей надо ступить правой ногой и тогда ее жизнь будет счастливой; правой же ногой следует перешагнуть и порог дома; голову полагается слегка опустить, взор потупить.

Старший шафер (къухылхæцæг), ведя невесту, поддерживает ее за правую руку, названая мать (кæнгæ мад) – за левую. Под звуки гармони и в

сопровождении танцоров новобрачную выводят из дома. Первый шаг участники процессии делают с правой ноги.

Невесту ведут к главе застолья. Подходят к ведущим застолья обязательно с правой стороны. Второй шафер несет три пирога с тремя ребрами, которые ставит на стол перед старшими. Старший шафер восклицает: «Фарн фæцæуы, фарн, фæрнджын адæм!» (Счастье идет!). На что глава застолья (фынджы хистæр) отвечает: «Фарнæн мæнæе фæрнджын бынæттæ, æмæ саккаг кæнут нæ размæ!» (Здесь счастливые места, пожалуйте к нам!).

Все сидящие за столом старшие поднимаются. Умолкает музыка, и старший (фынджы хистæр), держа в правой руке бокал, возносит молитву:

«Стыр Хуыцау, табу дæхицæн! Де ’сконд æмæ кувæг адæмæй хуыздæр чызг чи схъомыл кодта æмæ йæ кадыл-радыл чындзы чи арвыста, уыдоны æмбал фæкæн ацы хæдзары бинонты сæ уарзон адæмимæ. Сылыстæгæй амондджындæр мой чи скодта, уый æмбал фæу! Мады хъарм æхсыримæ цы хъомыс бацыд дæ уæнгты, цы хæдзары æмæ мыггаджы æгъдау хæссыс дæ сæрыхицауы бинонтæм, уыдоны фезмæлыны адæргæй, балæггады фыдæй æгуыдзæджы бынаты ма ныууадз. Фыдыуæзæджы хæрзтæ ма байрох кæн, дæ ног бинонты хаерзтæм-иу сæ бафтау. Дыууæ мыггагæн кад æмæ радимæ лæг- гадхъомаэй цэерэенбонты фæзминаг фæу! Сымах та, мæ хуртæ, æгъдауæй, æфсармæй æфсымæртæ стут, æмæ бæсты æртæ рæсугъдæй Уастырджи къухылхæцæг кæмæн фæци, Мыкалгабыр – æмдзуарджын, Мады-Майрæм – фæдзæхсæг, уыдоны æмбал фæут уæ хоимæ! Кувæггагæй цас зæрдиагдæрæй ацаходат, уыйбæрц райгонддæр уæ фæндаг!»

Всевышний, слава тебе! Уподобь эту семью тем, кто лучше всех воспитал дочь и выдал ее замуж. Будь счастлива! Да поможет тебе

в новом доме та сила, которую ты впитала здесь с молоком матери, и подспорьем тебе будет знание лучших традиций твоей семьи и фамилии. Не забывай добро отчего дома и приумножай его благими делами в своей новой семье. Будь всю жизнь примером для двух фамилий. А вы, два брата, будьте по отношению к своей сестре теми, для кого Уастырджи и Мыкалгабыр служили шаферами и кому покровительствовала Мать Мария.

После этих слов глава застолья (фынджы хистæр) передает чашу с пивом шаферу (къухылхæцæг). Тот просит старших сесть, затем произносит:

«Уæле фынгты уæлхъус фæрнæй фæбадут куывдты æмæ чындзæхсæвты, нæ хистæртæ! Уастырджийы къæсæйрагæй æхсызгондæрæй цы дыууæ æфсымæры æмæ хо сахуыстой, уыдоны æмбал та мах фæкæнæнт ацы хæдзары Саерзæд æмæ Бынатыхицау!»

Пусть всегда вам приходится занимать почетные места на свадьбах и пиршествах, наши старшие! Пусть Ангел головы и покровитель дома благоволят нам и нашим хозяевам!

Старший шафер (къухылхæцæг) пригубляет из чаши. Второй старший (дыккаг хистæр) вручает бокал помощнику шафера (æмдзуарджын), третий старший стола (æртыккаг хистæр) – одному из младших. Мужчины выпивают преподнесенные бокалы.

Затем невесту под звуки гармони с песнями и джигитовкой ведут к машине. Родственница невесты, обязательно женщина, счастливая в браке (часто сама мать невесты), рассыпает ей под ноги сахар (чтобы жизнь в новой семье была сладкой) или лепестки цветов (чтобы жизнь была красивой).

В старину выводу невесты из дома обязательно предшествовал обряд прощания с родительским очагом. Девушка должна была трижды обойти вокруг него и прикоснуться к надочажной цепи – Сафайы рæхыс (цепь Сафа).

Сафа в осетинской мифологии – божество домашнего очага, создатель и покровитель надочажной цепи, которая считалась самым священным предметом осетинского жилища. В некоторых селениях во время прощания с родным очагом невеста обходила цепь и прикасалась к ней; в других – вокруг цепи водили хоровод.

Сегодня некоторые сооружают на свадьбу символическую надочажную цепь, вокруг которой обводят невесту согласно древнему обычаю. Наши старшие убеждены: надочажная цепь во все времена была святыней для осетинской семьи. Превращать ее в бутафорию кощунственно. Водить вокруг нее молодую невесту в корне неправильно. Святость огня и надочажной цепи нельзя имитировать, а красивый ритуал – превращать в спектакль.

По прибытии в дом жениха невеста совершала тот же обряд. У надочажной цепи она мысленно просила покровительства Сафа. Молитву произносил старший мужчина, а шафер (къухылхæцæг) в момент поклона невесты трижды касался цепи обнаженным кинжалом.

По материалам книги Руслана Туаева «Обычаи осетин»

Наверх