Основополагающую роль в осетинском обществе исполняет понятие «æгъдау» (древний обычай, кодекс, норма поведения). Для каждого осетина æгъдау был и остается каноном этических и морально-нравственных критериев. Он содержит в себе представления о правильном и уважительном отношении к окружающим, определяет поведенческие нюансы в общении с людьми разного возраста и пола. Этот канон налагает ответственность на каждого члена общества.

Осетинский этикет учит почтительному отношению к религии, воспитывает в человеке веротерпимость и уважение ко всем национальностям и этническим группам. На протяжении веков разные народы населяли Осетию, живя в мире и согласии, что сделало осетинский народ толерантным. Именно поэтому Северная Осетия является одной из самых многонациональных республик России.

Уважение к старшим (Хистæртæн кад кæнын)

В осетинском обществе на протяжении веков вырабатывался сложный механизм взаимоотношений между различными возрастными группами. Здесь на первый план выступает почитание старших. О хорошем воспитании осетина всегда можно судить по его отношению к старшим – какой бы национальности они ни были, какой бы социальный статус ни занимали и т. д. Такое отношение является поведенческой нормой осетинского этикета и свидетельствует о высоком уровне культуры народа.

Важнейшей формой проявления уважения к старшему является приветствие. Согласно этикету, младшему надлежит здороваться первым. Однако протягивать руку старшему первым, напротив, запрещается. При появлении последнего младший всегда встает, уступает старшему место и не садится до тех пор, пока ему не предложат присесть. Этикет не позволяет ему также присаживаться рядом: сесть необходимо немного подальше.

В присутствии старших непозволительно сидеть, закинув ногу на ногу, запрещается повышать голос, сквернословить, отпускать пошлые и неуместные шутки, курить, держать руки в карманах. Старшего надлежит слушать молча, не перебивая, нельзя также быть чрезмерно многословным. Недопустимо пересекать дорогу старшему или входить в помещение первым, не пропустив его вперед.

В старину младший непременно держался в пути слева от старшего. Если путников бывало трое, то они шли в следующем порядке: старший – посередине, по левую руку от него – средний по возрасту, а по правую – младший.

Почитание старших наиболее ярко проявляется в застольном этикете осетин. Специально выбирают наиболее ответственного и знающего этикет юношу, который ухаживает за старшими (уырдыглæууæг). Остальные присутствующие за столом младшие полностью ориентированы на старших. Без позволения последних запрещается покидать застолье. Поддерживая тот или иной тост, младшие должны быть лаконичными, возбраняется говорить дольше старших. В ходе застолья младшие прислуживают, предугадывая желания старших и не заставляя их повторять просьбы и указания.

Любое проявление непочтительного отношения со стороны младших осуждается в обществе, считается постыдным, роняет достоинство молодого человека, бросая тень на его семью.

У осетин принято заботиться о старших, которые с годами не становятся обузой, напротив, получая полную меру заботы и внимания, они продолжают всесторонне участвовать в общественной жизни. Благодаря накопленному жизненному опыту, старшие вносят свой ценный вклад в дело воспитания молодежи, они руководят ритуальными действиями, принимают участие в свадебных и похоронно-поминальных обрядах. Слово старшего авторитетно и непререкаемо, его советам неизменно следуют младшие. При этом старшие корректны по отношению к молодежи, в высшей степени тактичны и никогда в их присутствии не сквернословят. В Осетии не принято злоупотреблять возрастным преимуществом.

Уважение к женщине (Сылгоймагæн кад кæнын)

Несмотря на патриархальные устои, господствовавшие в обществе в былые века, женщин у осетин всегда было принято уважать. Этот факт отмечали многие ученые-кавказоведы, этнографы и путешественники, изучавшие традиции и культуру Осетии.

Осетинка, несмотря на ограниченные права и тяжелую домашнюю работу, всегда пользовалась почетом как среди домочадцев, так и в более дальнем кругу. Унизить женщину неосторожным словом или взглядом, не говоря уже о поступке, считалось большим позором для любого мужчины.

Знаменитый ученый-кавказовед В. Ф. Миллер писал: «Как ни безрадостна жизнь женщины, однако к чести осетин нужно сказать, что между ними крайне редко встречаются акты грубости и насилия против нее. Бить женщину считается позором. Если семейный раздор дошел до крупной размолвки, жена уходит в дом родителей и со стороны мужа начинаются хлопоты о примирении».

Об особом положении женщины в осетинском обществе говорит и тот факт, что на нее не распространялся обычай кровной мести. Нарушители этого рыцарского правила навлекали на себя величайшее презрение всего общества. Любой, кто вовлекал женщину в кровную распрю, держал ответ перед судом старейшин.

Правила поведения, соблюдавшиеся осетинами, и знаки внимания, которые они оказывали женщине, также свидетельствуют о почтительном к ней отношении. Например, если мужчина и женщина шли рядом, то женщина занимала место справа, однако в случае если это была супружеская пара, жена перемещалась слева. Если же женщина шла с двумя мужчинами, она занимала место между спутниками.

Женщину так чтили, что одно только ее появление могло охладить пыл конфликтующих сторон. Осетинки усмиряли враждующих и даже останавливали кровопролитие. Если женщина, сняв платок, бросала его между сражающимися заклятыми врагами, они обязаны были немедленно прекратить бой. Подобный обычай существовал и у других горских народов Кавказа.

В присутствии женщины и сегодня непозволительно грубо выражаться, сквернословить и отпускать неприличные шутки. Просьбу женщины о помощи осетин выполняет беспрекословно. И хотя мужчина в Осетии все еще является главой семьи, а женщина так или иначе проявляет покорность его воле, в целом наметилась тенденция к равноправным, демократичным отношениям. К мнению женщины в современной осетинской семье принято прислушиваться.

Надо отметить, что особым уважением у осетин издавна пользуется старшая женщина в семье – æфсин (хозяйка). В старину она могла даже занять место главы семьи, если муж умирал, и управляла кланом с одним из сыновей.

Этикет требовал от молодой осетинки уступать дорогу мужчине, вставать при его появлении и не садиться в его присутствии. Мужчины, даже старики, в свою очередь, отвечали вежливостью, при появлении женщины поднимаясь с места. Если всадник встречал в пути (вне селения) женщину, ему надлежало спешиться и проводить ее до места назначения.

В прежние времена в Осетии бытовали весьма консервативные правила поведения: муж никогда не обращался к жене по имени (называя в обращении ее девичью фамилию: например, Хадыхъон, Хæмыцон), избегал ее и не оказывал ей никаких знаков внимания при посторонних. Жена также никогда не обращалась к супругу по имени и называла его «нæ лæг» («наш муж»). Для молодых невесток существовал запрет на обращение к свекру и старшим деверьям (уайсадын). Для отмены этого запрета в доме резали барашка и накрывали стол. Этот обычай до сих пор сохраняется во многих осетинских селениях.

60-е годы XIX века в Осетии стали отправными на пути к свободе и борьбе за права женщины. Многое удалось совершить осетинскому просветителю Аксо Колиеву, открывшему на родине первую женскую школу в истории Северного Кавказа.

В 1849 году А. Колиев назначен смотрителем Владикавказского духовного училища, 1 июня 1860 года возведен в сан протоиерея. Вот что писал о нем архимандрит Иосиф:

«Первый он понял, что для воспитания поколений на христианских началах нужна, прежде всего, христианская семья, а следовательно и христианская мать: и вот по своей собственной инициативе на собственные скудные средства образует он небольшую школу для девочек-осетинок. Помещаясь сам со своей семьей в двух небольших комнатах, он находит возможным тут же заниматься со своими ученицами. Подобное стеснение и пренебрежение семейными интересами вызывает ропот со стороны домашних, но апостольская ревность этого истинно христианского пастыря все превозмогает; число учащихся все больше увеличивается, и, наконец, эта школа обращает на себя внимание Наместника Кавказского Великого князя Михаила Николаевича и преобразуется в девичью школу Ея Высочества Ольги Федоровны. 11 августа 1866 года протоиерей умер после тяжелой болезни, оставив семью без всяких средств к жизни. Мир праху его!»

Женщинам впервые представилась возможность обучаться грамоте, интеллектуально развиваться, восходя на вершины культуры и просвещения.

Честь и достоинство мужчины (Нæлгоймаджы кад æмæ намыс)

Испокон веков мужчина-осетин нес личную ответственность за все общество, осознавая, что от мира и благоденствия в нем зависит и благополучие его семьи. При первой же необходимости уважающий себя осетин готов был броситься на защиту общественных основ и ценностей. По этому поводу существует мудрая осетинская поговорка: «Дæ хъæу куы судза, уæд дæ хæдзар дээр судзы» (Когда горит аул, то невозможно, чтобы твоя сакля уцелела).

Сильной чертой характера любого осетина всегда считалась честность: если он давал слово, обет (дзырд раттын), то можно было не сомневаться в его исполнении. Во времена, когда в Осетии еще не были распространены письменные гарантии, под честное слово и безо всяких свидетелей людям ссужали деньги или скот. Мужчина даже мог сослаться на друга или знакомого, чтобы занять необходимое, — для этого всего лишь нужно было показать шапку поручителя. Не выполнить данное обещание считалось крайне позорным явлением как для мужчины, так и для всей его семьи (рода, фамилии). Такой человек терял доверие односельчан. Его авторитет в обществе падал, а восстановить честное имя уже практически не представлялось возможным.

Одним из самых страшных преступлений, которое мог совершить осетин, было нарушение клятвы. Именно клятва на святом месте была наиболее распространенной формой гарантии в Осетии. Никто не имел права приносить ложную клятву: мужчине было достаточно присягнуть или поклясться, чтобы с него сняли подозрение в совершении какого-либо преступления. Священной считалась клятва землей (зæххæй ард хæрын). Во время присяги дающий клятву в знак правдивости своих слов зачерпывал краем кнута или острым концом кинжала немного земли и клал ее в рот.

Также была распространена клятва именем друга. Считалось, что если человек поклялся друзьями, то уже нет нужды доказывать его правоту на святом месте.

На оскорбление осетин всегда реагировал болезненно, ревностно относясь к своему доброму имени. Наиболее тяжкой формой физического оскорбления считалось нанесение удара палкой или плетью: палкой бьют собак, а плетью подгоняют осла, наказывают раба. Подобное действо могло быть искуплено кровью. Унижением морального характера считалось похищение невесты после договора (фидыд), вербальное оскорбление жены, сестры или матери.

Также считалось неприемлемым поругание надочажной цепи (къонайы рæхыс) в доме мужчины, ведь она – священный символ семьи, предмет клятв и обрядовых действий.

Осетину во все века полагалось быть скромным и сдержанным. В основе его поведения лежит æфсарм (мораль, совесть, честь, стыд). Это не позволяет ему перейти грань дозволенного, проявить наглость по отношению к кому-либо, в той или иной жизненной ситуации забыть о чувстве собственного достоинства. Относится это, в том числе, и к застольям. Обжорство и пьянство на любом мероприятии в осетинском обществе считаются позором. Невоздержанный в еде и питье мужчина вызывает насмешки у окружающих, теряет авторитет, очерняя свое имя. Скромность за столом всегда считалась отличительной особенностью осетин. Кроме того, мужчина никогда не садится за стол в неподобающем виде, даже в своем доме.

Не менее важными категориями мужественности были храбрость и отвага. Наделенных этими качествами мужчин осетины всегда высоко ставили, считали героями, слагали о них песни и легенды. Более других, конечно, почитали ратные подвиги. Воинам-ветеранам на пиршествах (куывдтæ) и свадьбах всегда преподносили почетные бокалы. Юноши, не желавшие служить в армии, приравнивались к трусам: с ними не принято было садиться за один стол, они не могли уже приобрести статус достойного жениха. Исключение делалось лишь для тех молодых людей, которым состояние здоровья не позволяло отдать долг Родине. Дезертир же покрывал себя несмываемым позором, а проявивший малодушие в бою считался предателем, его презирали и отвергали в обществе (хъодыгонд).

По материалам книги Руслана Туаева «Обычаи осетин»

Наверх