Проходят годы со времени начала Второй мировой войны, которая не имела аналогов в мировой истории по своим масштабам, напряжению сил и жертвам.

Сегодня сложилась новая историография той, уже далёкой, огненной войны. К сожалению, изданная в постсоветское время литература по проблеме нередко концептуально противоречит сложившейся в советской историографии традиционной подаче материала. Переписывается вся её история от сложившегося предвоенного политического кризиса, о советской дипломатии и неудачах Красной Армии в 1941 году, наконец, сами факты истории войны, оценка советского руководства и т.д.

Неизменным остаётся легендарный подвиг народов бывшего Советского Союза в 1941-1945 гг. Считаю, что переписка этих незабываемых страниц истории Великой Отечественной войны, ее современное видение – в угоду сложившейся конъюнктуре; полярность взглядов – это роковое несоответствие, опасность бумеранга для современного общества и особенно молодого поколения. Но нельзя подменить факты истории этой героической эпохи.

В те годы борьба за победу шла также в тылу и на трудовом фронте на всей бывшей территории СССР. Опасность нависла над всей страной и свой вклад в победу над врагом внесли и трудящиеся Южной Осетии.

С первых же дней Великой Отечественной войны всё народное хозяйство автономной области было подчинено интересам фронта.

Экономика области перестраивалась на военный лад. Денежные средства, подарки, собранный с колхозных полей урожай и сельскохозяйственные продукты шли не только в фонд обороны, но и в фонд помощи семьям фронтовиков, населению, районам, освобождённым от немецкой оккупации.

Уже в 1941 году в Южной Осетии под руководством областного комитета КП Грузии (в те годы вся мобилизационная работа шла под руководством Коммунистической партии) была создана специальная государственная комиссия по сбору тёплых вещей под строгим партийно-государственным контролем. Такие же комиссии были созданы на местах во всех четырёх районах, селах автономной области. Только в городе Сталинире на предприятиях, учреждениях, в кварталах в 1941 году было создано 90 комиссий. В этой всенародной кампании каждый считал своим долгом оказать посильную помощь фронту. Архивы Южной Осетии создают впечатляющую картину того, как развернулась эта всенародная кампания помощи фронту.

Несмотря на ухудшение положения самого населения, проявлялась огромная жертвенность народа, воля к победе. Уже с 1941 года начался сбор вещей для бойцов и командиров Красной Армии и Военно-Морского флота.

Из Южной Осетии в Красную Армию поступали тёплые вещи: вязаные носки, перчатки, свитера, бельё, кальсоны, полотенца, простыни, носовые платки, валенки, шерсть, шапки, телогрейки, портянки и т.д.

Сбор средств для Красной Армии развернулся среди всего населения. В 1942 году среди колхозов началось соревнование на сдачу хлеба сверх плана в фонд Красной Армии. В 1941 году в фонд обороны страны Рукский колхоз добровольно сдал 7 голов крупного рогатого и 70 голов мелкого рогатого скота, в 1942 году – 4 головы крупного и 80 голов мелкого рогатого скота; в 1943 году Рукский колхоз сдал 300 кг мяса, в 1944 г. – 400 кг шерсти, за 1941-1944 гг. сдали 700 кг, сыра – 570 кг. В помощь освобожденным от гитлеровской оккупации районам колхоз отправил 5 голов крупного рогатого скота и 415 баранов. Язык цифр и статистика тех лет ярко говорят об огромном патриотизме народа Южной Осетии. На этом фоне высокого энтузиазма народа важно сказать и об индивидуальных пожертвованиях граждан.

Колхозники села Рук помимо государственных поставок посылали еще посылки: сыра было отправлено 220 кг., водки – 40 литров, носков и перчаток – 250 пар, лошадей 26 голов, тёплых шкур 300 штук, а также джемпера, простыни, наволочки и т.д. На постройку танковых колонн от 37 дворов Рукского колхоза дополнительно поступило 36000 руб., на строительство самолётов 32000 руб. Hа денежно-вещевую лотерею ими было сдано 280000 руб. А на военный заём с 1942 по 1944 гг. колхоз сдал 146000 руб. Документы и материалы показывают личные вклады в фонд обороны и персональные посылки колхозников с.Рук. Председатель Рукского колхоза Марта Дахцикоевна Плиева для строительства танковой колонны внесла свои сбережения в сумме 70000 руб., самолётов – 30000 руб., на военный заём с 1942 по 1944 гг. она внесла 65000 руб., на лотерейные билеты – 8000 руб. На разные мелкие денежные взносы и облигации в фонд обороны она внесла 13900 руб. Личные подарки Марта Дахцикоевна послала Сталину, Ворошилову, Будённому, Тимошенко: пуховые башлыки, перчатки, носки, генерал-лейтенанту Львову в Керчь – 2 пары осетинской обуви с носками, ноговицы и кавказскую бурку.

В 1944 году колхоз послал своему земляку генерал-лейтенанту Исса Плиеву на фронт верховую лошадь английской породы с буркой и плетью, два отреза на черкеску, пуховый башлык, носки, перчатки и др.

В целом только на подарки для Красной Армии с 1941 по 1945 гг. было собрано и отправлено 216539 руб.

Помощь фронту от населения Южной Осетии поступала и на Северном Кавказе. Но доставка продовольствия и других средств через Рукский перевал из-за трудности транспортировки из Южной Осетии в Северную в условиях войны затруднялась. Все женщины прилегающих к перевалу районов стирали бойцам бельё, а сама Марта Плиева являлась политруком в одном из партизанских отрядов (очевидно, на Рукском перевале Е.Дж.)

Сталинградское и Курское – два незабываемых сражения, которые сломали хребет гитлеровской армии. Это было началом конца войны, катастрофой армии вермахта. Хотя и наступил окончательный поворот в войне, но положение на фронтах войны оставалось сложным. И в эти годы, несмотря на лишения для фронта из всех районов области шла мобилизация зерна, мяса, фруктов, картофеля и т.д. На фронт было отправлено 6935 пудов зерна, в том числе, зерновых 4291 пуд, сухих фруктов – 18 пудов, картофеля – 1449 пудов, яблок – 28 пудов, свеклы столовой – 14 пудов, капусты – 58 пудов, фасоли – 111 пудов, масла – 6 пудов, сыра – 25 пудов, орехов 12,6 – пудов, мяса – 369 пудов, вина – 62 пуда.

Война, конечно, принесла всеобщие материальные трудности. И в Южной Осетии, как и по всей стране, сократилось потребление продуктов питания. 3 февраля 1942 года постановлением исполкома областного Совета депутатов трудящихся с 5 февраля 1942 года была введена выдача хлеба по карточкам рабочим, служащим и другому населению, не связанному с сельским хозяйством в районных центрах: Знаур, Ленингор, Дзау. (Хорошо помню, в детстве из-за нехватки хлебного пайка приходилось употреблять жмых).

Но веление времени, духовно-нравственные ценности рождали небывалый патриотизм народа. И, несмотря на всеобщую тяжесть бытия, доставка продовольствия в фонд обороны не прекращалась.

В памяти народа и будущих поколений должны остаться эти страницы истории, факты тех героических лет, когда в боях за освобождение страны принимали участие сыны и дочери Южной Осетии.

С первых же дней войны сотни мужчин и женщин, юношей и девушек собирались на мобилизационные пункты и просили отправить их добровольцами на фронт. В Юго-Осетинский обком КП Грузии отовсюду поступали письма. В одном из таких писем комсомольцы писали: “Мы, дочери великой Советской страны, хотим принять участие в боях за Родину, за Сталина… Ценой своей жизни мы будем бороться мужественно вместе с нашими братьями, отцами, чтобы скорее разгромить злейшего врага!” Просьбы о скорейшем их зачислении в ряды Красной Армии поступали отовсюду.

В 1942 г. по личной просьбе в ряды противовоздушной обороны были направлены девушки: Николаенко Н.П., Гончарук С.И., Тибилова В.А., Чабиева Ф.М., Нестеренко А.С., Плиева К.Р., Войтко Г.Р., Цховребова Л.Ер., Кочиева М.А., Тедеева H.H., Санакоева Г.П., Галаванова Е.А, Медоева Г.Н., Цховребова М.Г., Шрамко Л.Ф., Лохова В., Цховребова А.Г., Келехсаева Л.В., Афанасьева Н., Харченко А.С., Техова Е.И., Кабисова С.Н., Цховребова А.Г., Леонова П.

Девушки писали с фронта, что они “призваны охранять воздушное пространство Родины от фашистских стервятников”. Они сообщали о своих успехах, о том, как в сжатые сроки осваивают военное дело, имеют отличные результаты в учёбе, а шестеро из них уже назначены зам.командиров.

В трудных условиях военного времени Южная Осетия выполняла поставки мяса, молока, шерсти и других сельскохозяйственных продуктов. Досрочно был выполнен план государственных поставок хлеба, сдано авансом 88 тонн зерна. Освобождённым от немецкой оккупации районам от народа Юго-Осетинской автономной области было отправлено крупного рогатого скота – 900 голов, рабочих волов и буйволов – 200 голов, мелкого рогатого скота – 450 голов, лошадей – 15 , овец – 143 головы.

В те тяжёлые годы, когда на фронтах шли кровопролитные бои, Южная Осетия принимала эвакуированных из прифронтовых регионов страны детей, оставшихся без родителей. Часть беспризорных детей – 140 сирот – были определены в детские дома, опекунство было назначено над 35 детьми, в учебных заведениях и на соответствующих работах устроено 68 подростков старше 14 лет. Дети-сироты находились под особым вниманием. Им выдавали одежду, обувь, постельное белье, продукты питания, посуду и т.д.

В те годы каждый житель области, желая приблизить час победы, стремился выполнить долг перед родиной.

“…Я доярка, мать 8 детей, желая скорейшей победы, внесла в Госбанк свои сбережения – 10000 руб., заработанные честным трудом в колхозе, на строительство танковой колонны “Колхозник Грузии”. Специальная танковая колонна и боевые самолёты строились на деньги, собранные в Южной Осетии.

Привожу дословно письмо супругов Чиаевых Семёна Тотосевича (возможно в архиве неправильно обозначено отчество – “Тотосевич” – Е.Дж.) и Натальи Мириановны из села Аркнет Бикарского сельсовета Сталинирского района: “Мы уже очень стары, одному из нас 90 лет, другой – 80. Больше половины своей жизни мы гнули спину – муж и жена, на эксплуататоров. Не радостной, мучительной была жизнь батраков. Сколько бессонных ночей, сколько слез и розг на нашей памяти! Двух детей имели мы, сына и дочь. Они так же, как мы, их родители – бывшие батраки. Если бы не советская власть, так бы и провели свою жизнь в батрацкой неволе из поколения в поколение. В наше время возможны такие чудеса, что батрацкий сын становится инженером, а дочь врачом. Сегодня, даже такие глубокие старики, мы не хотим умирать, хотим увидеть и обязательно увидим нашу любимую Красную Армию победоносно возвращающуюся с поля битвы”.

Чиаевы внесли в Госбанк 10 тыс. руб., накопленные многолетним честным трудом: “Пусть и наш скромный вклад приблизит победу над заклятым врагом”. В Москву, в Кремль, Сталину писал известный осетинский композитор Борис Галаев: “Решил принять участие в укреплении оборонной мощи нашей страны, внёс из своего личного заработка 10 тыс. рублей… готов с оружием в руках идти на защиту нашей любимой Родины…”.

Со всех концов области шли многочисленные добровольные поступления денежных средств в фонд обороны. Свой вклад вносили рабочие и служащие, колхозники, все граждане области Ленто Цховребов, директор Дзауского лесхоза, в честь 25-й годовщины Красной Армии на приобретение авиавооружения внес 38615 рублей и просил правительство сделать этот фонд специальным под названием “лесник”, а сбор средств на эти цели Дзауский “лесник” обязывался продолжить и дальше.

Тракторист МТС Наказной Даниил Максимович, “отдавая родине свой труд и стремясь помочь нашей Красной Армии в скорейшем разгроме ненавистного врага”, на заработанные своим трудом деньги внёс в Госбанк 25000 руб. на строительство боевых самолётов “Советская Грузия”. Председатель колхоза “Гантиади” селения Челис-убани Сталинирского района Даташвили Иосиф Михайлович внёс 100500 руб. “Для освобождения советской земли от кровожадных псов фашистских варваров” Кристиашвили Ясон Ильич “горел желанием помочь любимой родине и Красной Армии” и внёс на строительство боевых самолетов 60000 руб., чтобы построенные на деньги колхозников самолёты обрушили смертельный огонь на немецкие полчища и …приблизили час нашей победы над врагом”.

Евгения Джиоева, доктор исторических наук, профессор ЮОГУ

Наверх