29-30 мая в Риме состоялось очередное заседание «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию».

Об итогах дискуссий в формате «5+2», последовательной работе над решением социально-гуманитарных и экономических вопросов, а также о советском прошлом и дальнейшем укреплении взаимодействия между Приднестровьем и Аланией в нашем интервью с Министром иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики Виталием Игнатьевым.

- Франко Фраттини заявил о прогрессе на последних переговорах по приднестровскому урегулированию. Нам было бы очень интересно услышать вашу оценку.

– Римское заседание прошло, на мой взгляд, в рабочей интенсивной атмосфере. Мы провели обстоятельную ревизию хода реализации подписанных в последние полгода договоренностей. Были отфиксированы проблемные точки, вызывающие «пробуксовку» в практическом исполнении отдельных соглашений.

В целом оцениваю прошедшие дискуссии положительно. Мы продолжили последовательно работать над решением конкретных социально-гуманитарных и экономических вопросов, связанных со снятием барьеров и ограничений против Приднестровья, что в полной мере отвечает нашим интересам. Конечно, сохраняются моменты, где позиции сторон расходятся, порой очень существенно. Но «Постоянное совещание…» как рабочий консультативный формат существует как раз для того, чтобы стороны при содействии международных участников переговорного процесса могли достигать компромисса и двигаться вперед, приводя свои позиции к общему знаменателю. Я уже не раз говорил, что формат «5+2» – это не место для торжественных деклараций и красивых фотографий. Это, прежде всего, рабочий механизм, инструмент, который призван помогать в преодолении имеющихся противоречий.

В этом контексте приднестровская сторона в рамках заседания вновь высказалась за ритмичную работу данной международной консультативной площадки, не обусловленную какими-либо дополнительными требованиями и условиями. Надеюсь, диалог в формате «5+2» будет продолжен уже этой осенью.

- В итальянской столице был подписан Римский протокол, в котором содержится обязательство завершить работу над всеми аспектами «пакета из восьми пунктов» приднестровского урегулирования до конца года. Расскажите, в чем заключаются договоренности и механизмы по их быстрой реализации?

– Как я уже отмечал, на текущем этапе нашим приоритетом в диалоге с Молдовой является социально-гуманитарная и экономическая повестка. Приднестровская сторона убеждена, что вопросы должны решаться последовательно, а переходить к обсуждению политических аспектов нельзя до тех пор, пока не будут сняты все элементы ограничений и барьеров в отношении граждан Приднестровья. В этом смысле рад, что в рамках римского заседания была продолжена работа в направлениях, ранее отраженных в Берлинском и Венском протоколах.

Проблемы, которые мы обсуждаем, касаются конкретных аспектов жизни людей. Некоторые из них нам удалось решить в последние полгода. В частности, полностью урегулирован вопрос с функционированием молдавских школ на территории ПМР с преподаванием на латинской графике. Несмотря на отдельные технические моменты, действует механизм апостилирования приднестровских документов о высшем образовании. К 1 августа ожидается завершение реализации соглашения об использовании молдавскими фермерами сельхозугодий в Дубоссарском районе Приднестровской Молдавской Республики. Продолжается комплексная работа экспертов сторон по задействованию транзитного потенциала моста через Днестр в районе сел Бычок и Гура-Быкулуй. Надеюсь, что в скором времени будет обеспечено полноценное движение по мосту грузового транспорта, что позволит максимально эффективно использовать данный объект с точки зрения экономической логистики и торговых связей.

Важной задачей сейчас является исполнение договоренности по автотранспорту. В ней четко прописано, что механизм, который позволит приднестровскому некоммерческому автотранспорту участвовать в международном дорожном движении, должен начать работу с 1 сентября 2018 года. В рамках заседания международные посредники подтвердили готовность предоставить дополнительное финансирование в рамках организации пунктов регистрации автотранспортных средств, где будут выдаваться согласованные нейтральные номерные знаки и документы.

Кроме того, сохраняет актуальность проблема политически мотивированных уголовных дел в отношении приднестровцев, предстоит также активизировать исполнение соглашения по телефонной связи. Позитивно оцениваю тот факт, что в Римском протоколе обозначен конкретный срок – до конца июня, – к которому стороны должны выработать «дорожную карту» реализации договоренности по телекоммуникациям.

В целом очевиден прогресс в решении многих проблем, которые на протяжении долгого времени негативно влияли на жизнь приднестровцев, мешая им нормально развиваться, заниматься бизнесом. Это позитивный момент. В то же время история переговорного процесса наглядно показывает, что многие правильные и нужные договоренности в большинстве случаев так и оставались на бумаге в связи с отказом молдавской стороны от их исполнения. Поэтому одной из первоочередных задач является согласование всеобъемлющего механизма гарантий имплементаций достигаемых за столом переговоров решений. В Риме приднестровская сторона распространила среди участников «Постоянного совещания…» проект Протокольного решения о создании такого механизма. Его ключевые моменты – это четкие обязательства сторон в определенные сроки внедрять в свое правовое поле положения заключаемых договоренностей путем принятия соответствующих законодательных актов, а также наличие инструментов контроля за их исполнением по линии политических представителей и посредников в формате «5+2». Рассчитываем, что в ближайшем времени все участники переговорного процесса смогут детально изучить наши предложения, и это станет базисом для дальнейших дискуссий по данной теме.

- Насыщенная программа визита в Приднестровье представителей почти двух десятков посольств – в Республике в ожидании экономического прорыва? Не станет ли непризнанность Приднестровья препятствием на пути привлечения иностранных инвестиций?

– Полагаю, что инвестор при выборе объекта вложения своих финансовых средств анализирует множество факторов. Это и экономический потенциал территории, и те условия, которые готовы ему предоставить в рамках осуществления инвестиционной деятельности. В этом плане, считаю, у Приднестровья есть обоснованные надежды на приток иностранных инвестиций.

Во-первых, мы располагаем достаточно мощной ресурсно-сырьевой и производственной базой. Причем речь идет не только о предприятиях, которые достались нам в наследство от Советского Союза и которые мы своими силами модернизируем. Это и абсолютно новые производства, основанные уже в период независимого развития Приднестровья. Во-вторых, на сегодняшний день в Приднестровье созданы уникальные условия для зарубежных инвесторов. С 1 июня вступило в силу новое инвестиционное законодательство республики, которое в полной мере компенсирует для инвесторов возможные риски, предусматривая широкие гарантии со стороны государства (в том числе гарантии неухудшения условий ведения бизнеса и правовой защиты), а также множественные механизмы поддержки в виде различных грантов, дотаций, налоговых льгот и послаблений.

5 июня в Тирасполе была презентована информация об актуальном инвестиционном климате Приднестровья для глав дипломатических миссий из 18 европейских стран: России, Германии, Австрии, Швеции, Франции, Польши, Турции и др.Кроме того, дипломаты смогли воочию оценить масштаб производственного процесса на нескольких промышленных предприятиях республики, имеющих многолетний опыт успешной работы на европейских рынках. Могу отметить, что мы получили позитивные оценки нового закона о господдержке инвестиционной деятельности. Кроме того, уже в рамках этого визита состоялось обсуждение некоторых возможных перспективных проектов в Приднестровье.

Сейчас на уровне Правительства прорабатываются варианты проведения подобных презентаций на международных площадках. Также в октябре планируется проведение VI Приднестровского международного инвестиционного экономического форума. Как видите, работа по привлечению инвестиций ведется в очень интенсивном режиме, и мы вправе рассчитывать на ее успех.

- Среди государств, не признанных ни одной страной-членом ООН, полноценная валюта есть только у Приднестровья и Сомалиленда. Собственные деньги есть и у Нагорного Карабаха, однако в реальном обращении они не используются и являются предметом интереса коллекционеров-нумизматов (ограниченный тираж и незначительный номинал). Собственная валюта – скорее символ независимости?

– Убежден, что не следует сводить значение собственной национальной валюты исключительно к ее символической функции, которая, впрочем, также немаловажна. На самом деле, наличие собственных денежных знаков для Приднестровья – это и объективная необходимость, и важнейшая составляющая суверенитета. Кроме того, необходимо понимать, что собственная валюта подразумевает существование самостоятельной банковской системы, центрального банка, осуществляющего эмиссию наличных денег и выступающего регулятором финансового сектора. Другими словами, наличие собственной валюты выводит на принципиально высокий уровень государственное планирование в области экономики и финансов, обеспечивает сбалансированное регулирование этой сферы внутри государства.

Скажу больше. Приднестровская экономика, как известно, ориентирована на экспорт и в высокой степени зависит от курсов валют торговых партнеров. С другой стороны, в республике хорошо развит внутренний рынок, и значительная часть предприятий ориентирована на местного потребителя. В этом смысле собственная валютная система, во-первых, позволяет «гасить» негативные колебания иностранной валюты так, чтобы это как можно меньше сказывалось на благосостоянии приднестровцев, а во-вторых, максимально защищает от них внутренний рынок, так как приднестровский рубль самоценен как платежное средство на территории ПМР.

Вместе с тем, опыт Приднестровья, конечно, в этом смысле уникален – некоторым государствам действительно проще использовать в обращении валюту соседних стран. Однако нам в силу географического расположения, а также самобытной структуры промышленности, своя валюта была принципиально нужна.

- ПМР – единственное государство на территории бывшего СССР, где сохранились серп и молот на гербе и флаге. Серп и молот, олицетворяющие единство рабочих и крестьян, обычно связывают с коммунистическим движением и Советским Союзом. Однако Приднестровье не является коммунистическим государством, тогда что символизируют флаг и герб ПМР?

– В первую очередь, преемственность. Мы никогда не пытались открещиваться от советского прошлого, потому что переписывать историю – неправильно. Кроме того, война с памятниками выглядит лицемерием, ведь когда борются с «советским наследием», ограничиваются сменой символики и переименованием улиц, но почему-то не разрушают предприятия, дороги, школы и дома, построенные в СССР.

Мы постарались сохранить лучшее, что осталось в наследство от Советского Союза. Вы упомянули, что серп и молот олицетворяют единство рабочих и крестьян. На гербе Приднестровской Молдавской Республики они символизируют именно это. Солидарность трудящихся, единство поколений и уважение к своему прошлому, где жили и трудились те, кто создавал Приднестровское государство, наши родители, бабушки и дедушки.

- Многие приднестровцы обладают паспортами сразу нескольких стран, являясь гражданами четырёх и более государств. Чем это объясняется?

– В законодательстве ПМР, в частности, в Законе о гражданстве, закреплено право приднестровцев на обладание двойным гражданством. Это сделано для того, чтобы обеспечить реализацию закрепленного в Конституции страны неотъемлемого права граждан Приднестровья на свободу передвижения. Благодаря этому положению, жители республики могут беспрепятственно как выезжать за пределы страны, так и возвращаться на ее территорию.

- В августе Южная Осетия отметит 10-летие признания Независимости. Какие контакты установились за это время у ПМР с нашей Республикой, и есть ли направления в сотрудничестве, которые бы Вы могли отметить, как перспективные или недостаточно развитые?

– За прошедшие годы у Приднестровья и Южной Осетии сложились по-настоящему тесные отношения стратегического взаимовыгодного сотрудничества. Мы не просто так говорим о братских узах между народами наших стран. Нас действительно объединяет общность исторических судеб, пути, по которому мы следуем, защищая собственные суверенитет и независимость. Почти четверть века мы вместе идем этим курсом. В 1994 году был заключен первый Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, заложивший надежный фундамент для развития многоаспектного сотрудничества между нашими странами. С того периода было сделано немало: налажена работа представительств Южной Осетии в Приднестровье и Приднестровья в Южной Осетии, проводятся двусторонние визиты делегаций, осуществляются контакты в рамках Сообщества за демократию и права народов. В 2016 году в ходе визита Председателя Правительства ПМР Павла Прокудина был подписан обновленный Договор о дружбе и сотрудничестве, ознаменовавший новый этап наших отношений.

Считаю, что на сегодняшний день имеется хороший потенциал для дальнейшего укрепления взаимодействия между Приднестровьем и Аланией. Я нахожусь в регулярном контакте с главой Официального Представительства Южной Осетии Виталием Янковским. В частности, мы обсуждаем существующие возможности по активизации взаимодействия между профильными органами государств, проведению совместных мероприятий культурно-гуманитарного характера. Уверен, существуют многие перспективные направления, которые станут предметом диалога.

Беседу вела Элина Марзоева

Наверх