Грузия очередной раз вошла в зону внутриполитической турбулентности, которая в новейшей истории закавказской республики чаще всего заканчивалась сменой власти по революционному сценарию, – так охарактеризовал происходящие в Тбилиси массовые политические протесты и сопутствующие им митинги, Юрий Вазагов,начальник Информационно-аналитического управления Администрации Президента РЮО, эксперт-политолог.

«То, что в 2012-2013 годах эти процессы впервые прошли достаточно бескровно, в конституционных рамках, завершившись поражением режима Саакашвили, отнюдь не заслуга грузинской политической элиты или демократических институтов, так и не сформировавшихся в Грузии.

За сворачиванием проекта окончательно дискредитировавшего себя «революционера» и «реформатора» пристально следили из Белого дома. Будучи полностью завязанным на «ястребах» из республиканской партии, Саакашвили не пользовался особым расположением администрации тогдашнего американского президента Барака Обамы.

Во многом поэтому Ричард Норланд, возглавлявший в тот период диппредставительство США в Грузии, почти в ручном режиме корректировал и направлял процесс вытеснения Саакашвили из грузинского политического олимпа.

Теперь, похоже, США готовы проделать нечто то же самое в отношении неформального правителя Грузии Бидзины Иванишвили, который, по мнению большинства американских экспертов и политиков, задействованных на кавказском направлении, оказывает тотальное влияние на государственный аппарат, судебную систему и значительную часть СМИ в Грузии. Более того, в западной прессе в отношении Иванишвили все чаще используется определение «пророссийский олигарх», что можно расценивать как своего рода «черную метку», – отмечает Ю. Вазагов.

Теневого правителя Грузии также обвиняют в том, что при нем слишком заметно активизировались «пророссийские силы», имея в виду партию «Альянс патриотов» и ряд других организаций, аффилированных с Иванишвили.

То, что для Иванишвили якобы пророссийские пляски «патриотов» и иже с ними являются частью его типично азиатской внешнеполитической игры, направленной на извлечение максимума бонусов от всех геополитических игроков, не может снять обеспокоенность западных «ястребов», видящих в Грузии, прежде всего, важный элемент в стратегии сдерживания России в Черноморско-Кавказском регионе.

«С этой точки зрения, стремление вести свою игру, пусть и такими специфическими методами, слишком большая роскошь для страны, чья роль внешними центрами влияния низводится до функций военного форпоста. Функционал форпоста априори исключает наличие всевластного непредсказуемого олигарха, способного скупить голоса половины населения страны и единолично определять путь ее развития.

К тому же, перед глазами американцев яркий пример Эрдогана, который усилив свою власть внутри Турции, осмелился проводить более самостоятельную внешнюю политику. Допустить появления, скажем так, грузинской версии Эрдогана, в Вашингтоне явно не намерены», – подчеркнул политолог.

Как подчеркивает бывший помощник госсекретаря США Дэвид Крамер, в ближайшие время ожидается усиление участия США в Грузии.Один из главных акцентов при этом будет ставиться на выборах 2020 года, которые уже названы тестом для Грузии, они должны показать, что «она продолжает идти по демократическому пути». Нетрудно догадаться, что означает этот месседж для Иванишвили и его детища – «Грузинской мечты».

Переход на пропорциональную систему выборов с нулевым проходным барьером, которого продолжают добиваться западные страны и грузинская оппозиция, должен был сделать процесс «дебидзинизации» Грузии более плавным и управляемым для внешних центров.

При таком сценарии, в новом парламенте Грузии, с учетом существующего расклада сил и внешнего фактора, было бы неминуемым создание разношерстной коалиции против Иванишвили. Судя по данным последних опросов, без возможности протащить лояльных депутатов в мажоритарных округах, «мечтатели» окажутся в меньшинстве в случае образования оппозиционной коалиции, хотя и смогут занять первое место. А это означает, что в таком случае они не смогут единолично формировать правительство и избирать президента, так как следующий президент Грузии будет избираться не в результате прямого всеобщего голосования, а избирательной коллегией из 300 человек.

Провалив с помощью закулисных игр избирательную реформу, Иванишвили усложнил реализацию направленного против него сценария, сделав дальнейшие процессы менее предсказуемыми, поскольку его оппоненты внутри Грузии и за ее пределами, потеряв надежду провести «дебидзинизацию» в конституционных рамках, перейдут к другим методам воздействия на правящий режим.

Расчет привычно делается на поддержку западных стран, апелляция к которым в ходе внутригрузинских разборок давно стала традиционной для политического класса Грузии. И сейчас после полицейской операции против митингующих, оппозиция в поисках внешнего арбитра обратилась к представителям зарубежных стран, рассчитывая на их поддержку в продвижении реформы избирательной системы, – уточнил Вазагов.
5811025

В ходе нынешнего политического кризиса в Грузии ярко проявилась также другая характерная черта грузинского политикума – неординарная способность к мимикрии. Только этим можно объяснить то, что в акциях вместе со сторонниками Саакашвили принимает участие Нино Бурджанадзе, воспринимаемая многими в России в качестве одного из наиболее пророссийских политиков Грузии. Судя по всему, грузинская политическая кухня в течение ближайшего года продемонстрирует еще немало примеров смены ориентации, лозунгов и партнеров.

Наверх