Генеральная Ассамблея ООН вновь приняла резолюцию Грузии по вопросу беженцев из Абхазии и Южной Осетии.

С 2008 года Грузией данный проект резолюции выносится на рассмотрение Генассамблеи ООН ежегодно. Резолюции ГА ООН носят рекомендательный характер и не имеют юридической силы.
Проект резолюции Грузии был поддержан большинством голосов – представителями 81 страны, в числе которых – члены Евросоюза, США, Азербайджан и Украина, что вполне ожидаемо. Против принятия резолюции выступили 16 стран, включая Россию, Армению, Белоруссию, КНДР и Кубу, 62 государства воздержались, 34 члена ГА ООН не приняли участия в голосовании.

Как уточняет РИА Новости, в документе выражается озабоченность «гуманитарной ситуацией, вызванной произошедшим в августе 2008 года вооруженным конфликтом, который повлек за собой новое вынужденное перемещение гражданского населения». Генассамблея ООН «признает право всех внутренне перемещенных лиц, беженцев и их потомков, независимо от этнической принадлежности, на возвращение в их дома на всей территории Грузии, в том числе в Абхазии и Цхинвальском регионе/Южной Осетии», – говорится в резолюции.
Принятая резолюция Генассамблеи ООН не может не вызывать резкого осуждения со стороны истеблишмента Южной Осетии и его народа в целом. Документ в очередной раз доказывает одностороннюю гуманитарную политику ООН, учитывая события, происходившие с 1989 г. по 1992 г., когда грузино-осетинский конфликт был в самом разгаре. Как известно, за этот период более сотен тысяч осетин, проживавших в Грузии, были вынуждены переселиться в Южную и Северную Осетию, а также в российские регионы. И здесь возникает вполне естественный вопрос: в самом ли деле Генассамблея ООН озабочена положением беженцев, или это всего лишь очередная политическая манипуляция, прикрытая гуманитарной деятельностью?

Грузинское лобби теряет свои позиции…
Своим мнением о принятой резолюции Генассамблеи ООН с нами поделился министр иностранных дел РЮО Дмитрий Медоев.
По словам Д.Медоева, данная резолюция, как и все ранее принятые Генассамблеей ООН по этой теме, не могут иметь прямого юридического действия и носят всего лишь декларационный характер. «Разумеется они никак не могут повлиять ни на внутреннюю политику, ни на процесс дальнейшего признания независимости Южной Осетии», – пояснил министр.
Д.Медоев также обратил внимание, что на этот раз против принятия проекта резолюции Грузии проголосовало 16 государств-членов ООН (в прошлом году их было 14). «Это Беларусь, Бурунди, Армения, Куба, Лаос, Науру, Никарагуа, Филиппины, Россия, Южный Судан, Венесуэла, Вьетнам, Зимбабве, Северная Корея, Мьянма и Судан, а еще 62 страны воздержались. В целом своё негативное отношение к этому вопросу продемонстрировали 78 стран. Это весьма показательно – чем дальше, тем больше грузинское лобби теряет свои позиции», – отметил Д. Медоев.

ГА ООН не отреагировала на проблемы более 100 тыс. югоосетинских беженцев
«Подобные резолюции Генассамблеи ООН по Грузии принимаются ежегодно. При этом, ситуация с беженцами в Южной Осетии после грузинской агрессии с 1989 г. по 1992 г. была намного тяжелее. Однако тогда ни ООН, ни одна из организаций, которые занимаются проблемами беженцев, никак не отреагировала», – зая-вил заместитель руководителя Управления внутренней политики Администрации Президента РЮО Алан Джуссоев.
По его словам, в Грузии в те годы была принята программа возвращения беженцев, график которой был рассчитан не столько на возвращение беженцев, сколько на дальнейшую интеграцию территории РЮО в состав Грузии. «Все программы ООН по беженцам, которые были разработаны до 2005 года, были рассчитаны не на улучшение жизни беженцев и их реинтеграцию, это были политические программы, целью которых было распространение юрисдикции Грузии на территории Южной Осетии», – сказал он.
Алан Джуссоев с сожалением отметил, что международные организации, подобные ООН, забыли об обязательстве Грузии о реституции имущества тех беженцев, которые в Грузии в результате войн и геноцида осетин в 1989-1992 гг. потеряли практически все.
«По данным самой ООН за эти годы более 100 тысяч осетин стали беженцами. На 1993 год в Северной Осетии насчитывалось 103 тысяч беженцев из внутренних районов Грузии. Это огромная цифра, но Грузия и ООН абсолютно никак не помогли и не улучшили быт этих беженцев. Более того, ни международные организации, ни Грузия никогда реально не занимались проблемами тех, кто уехал из Грузии, спасаясь от этнических чисток», – подчеркнул он.
Все подобные заявления Грузии, согласно А. Джуссоеву, всегда увязывались с политической составляющей. Разграничения политических и гуманитарных вопросов никогда не было. Хотя гуманитарные проблемы, как правило, решаются вне политики, территориальных споров и притязаний.
«Отголоски гуманитарной катастрофы 90-х годов до сих пор есть в Южной Осетии. Мы до сегодняшнего дня занимаемся проблемами беженцев. В республике в настоящее время более 300 семей состоят на учете в Комитете миграционной службы РЮО – это беженцы из внутренних районов Грузии. Следовательно, прежде чем делать подобные заявления и принимать резолюции, той же Генассамблее ООН и странам, которые инициировали эту резолюцию, стоило бы подробнее и в деталях ознакомиться с ситуацией с беженцами, а потом уже делать какие-то заявления», – заключил Алан Джуссоев.

Мадина БЯЗРОВА

Наверх